03 декабря 2016 года 1885

Заповедные ценности Сарыарки

Автор: Юрий ПОПОВ, краевед

Продолжение. Начало в №№ 142, 145, 146, 148, 150, 152

СМОТРЕТЬ СТРАНИЦУ ПОЛНОСТЬЮ, С ИЛЛЮСТРАЦИЯМИ

В.В. Каптерёв в двадцатые годы занят поисками новых возможностей живописи с особым изобразительным языком. В 1926-м и 1928 году он снова в Казахстане, вместе с будущим академиком, ботаником Н.В. Павловым (1893–1971) путешествует по Джунгарскому и Заилийскому Алатау. В апреле 1929 года художник выставляет ряд своих работ в железнодорожном клубе Кызылорды. Отклики репортеров суровы. У Каптерёва «беспомощная живопись с пестренькими, невыразительными пейзажиками». На выставку приехал сам автор со смелым оригинальным проектом. Он задумал пересечь с севера на юг весь Казахстан, ориентируясь не на транспортные обжитые пути, а кочевые трассы степняков. Художник заключил договор с Наркомпросом Казахской Республики. За четыре тысячи рублей обязался снять этнографический фильм, подготовить четыреста фотографий и зарисовать 20 характерных для Казахстана пейзажей. Заказ на пейзажные композиции с атрибутами бытовых аульных сцен он получил и от Общества изучения Казахстана.
Решение наркомпросовских чиновников местные художники посчитали ошибочным. В «Советской степи» появляется полная язвительности статья. Картины В.В. Каптерёва «отдают трафаретным шаблоном, не имеют оригинальности, в них не пахнет Казахстаном и его просторами». Корреспондент С. Глинский задает вопрос: до каких пор свои молодые рисовальщики не будут иметь такой поддержки?
Контрасты исторических эпох и культур В.В. Каптерёв понял и прочувствовал уже в Петропавловске. Отсюда через Акмолинск, Караганду, Каркаралинск, Семипалатинск и Южное Прибалхашье он вышел к Туркестану, преодолев более трех тысяч километров. В Каркаралинске В.В. Каптерёв попал в сложную обстановку. Органы ОГПУ готовились ликвидировать местную церковную общину. Под подозрением были П.П. Белдыцкий, П.М. Чемоданов, А.Г. Карякин и профессор богословия В.П. Колтыпин. Последнего навестил В.В. Каптерёв и передал ему личное письмо от сотрудника Госплана В.И. Самарина. Профессор не утерпел, давал читать послание друзьям, отчего «московский кинооператор» Каптерёв был взят на заметку чекистами. В последующие годы В.В. Каптерёв участвовал в изучении Памира, Таджикистана и Киргизии.
В.В. Каптерёва, московского художника, скоро стали считать казахстанцем. Живописец представлял республику в 1934 году в Москве в Музее восточных культур, а в 1936-м – в помещении Большого театра. Здесь экспонировались также работы А. Кастеева, А. Исмаилова, Ф. Болкоева, Н. Крутильникова, И. Савельева, Х. Ходжикова, А. Хайдарова и других казахстанцев. Постепенно В.В. Каптерёв создал серию типажей «Люди Казахстана». Его картины – в числе первых приобретений Казахской национальной художественной галереи, сделаны в 1935–1936 годы. В августе 1941 года В.В. Каптерёв в эвакуации в Алма-Ате. Активно включился в художественную жизнь республики, выполняет задания Союза художников Казахстана. 26 декабря 1943 года в Алма-Ате открылась первая и вообще единственная прижизненная выставка произведений В.В. Каптерёва. Тогда же он сближается с В.В. Стерлиговым, бывшим узником Карлага, создавшим в 1939 году Карагандинский союз художников.
В 1944 году Каптерёв покидает Казахстан. В Москве «за формализм в искусстве» в 1952-м его исключают из Союза художников. Десятки его работ «как вредные для зрителя» после этого исчезли из разных музеев страны, в том числе и в Казахстане. Среди уцелевших – шедевр «Каркаралинск». Картина на холсте размером 65 на 80 см исполнена маслом. Несколько характерных саманных домиков на склоне холма с идущими за водой женщинами рисуют облик дня.
Ныне работы мастера хранятся в собраниях 15 городов, многочисленных частных коллекциях в России и за рубежом. Возможно, со временем казахстанские патриоты выделят из них зарисовки В.В. Каптерёва за 1929 год. Той же участи заслуживают его этнографический фильм и коллекция фотографий.

Казахстанский эстонец Ян Кантер

Первого внештатного, а потом и штатного корреспондента акмолинских газет 1920-х годов Яна Самойловича Кантера (1903–1990) я знал лично. Встречались в Караганде. Была и обширная переписка. Я получил более полусотни писем, где дотошно описана жизнь эстонских крестьян села Покорного, немцев села Самаркандского и украинцев из Токаревки. В письмах имена друзей-тамыров принуринской Степи. Я.С. Кантер написал достойный труд о событиях в этом уголке земли с 1906-го по 1930 год. Привожу документы из личного архива Я.С. Кантера, обладателем которых я стал совершенно неожиданно.
Эстонский причал. Краеведческие поиски имеют свойство вечного продолжения. В этом ещё раз убедился 10 июня 2009 года. Принимал гостей-эстонцев. Это были: Марика Сарапуу из Таллина и Петер Луксеп из Швеции. Они как-то узнали о моих публикациях про судьбы эстонских переселенцев в Торопецком уезде.
Подарил гостям свой труд «Краснополецкие зёрна» и ксерокопию любопытной публикации о строительстве в 1905 году в Торопце каменного дома для торопецкого приходского пастора. Верующие собирали средства для помощи в возведении дома. Мои посетители стали искать свои имена, родственные связи среди жертвователей. Смотрели Саарва, Saarva, Klassera, Sikk, Taldrika, Pikkoga.
Удивлённые встречей с прошлым, находками фамилий своих земляков, гости спросили, откуда такое увлечение эстонцами?
Пришлось кратко рассказать про Центральный Казахстан, Караганду. Здесь ещё до революции возникло эстонское село Лифляндское, потом Покорное, теперь Баймырза. Заочно, а потом и очно я подружился с одним из первостроителей села. Это был Ян Самойлович Кантер, 1903 г. р. Он был профессиональным журналистом, редактором газеты. Занимал заметные должности в структуре организаций по делам религий. В Москве встречался с Патриархом Московским и Всея Руси Алексием I, беседовал с ним. Выяснилось, что патриарх – знаток Казахстана, причём именно родных мест эстонца Яна Кантера. Три года находился в ссылке в маленьком городе Каркаралинске.
Ян Самойлович Кантер в личной беседе говорил мне:
— Патриарх, узнав, что я из Казахстана и жил недалеко от Каркаралинска, проявил ко мне большой интерес. Долго беседовали как земляки. Владыка достал солидный альбом с фотографиями и нашел каркаралинские снимки и схему города. Всего снимков было около десятка. Они расшифрованы и подписаны: «Дом, где я живу», «Дом, куда я хожу в гости», «Мои хозяева», «Вид Каркаралинска» и другие. Датированы снимки 1924–1925 годами.
Желая уточнить факт пребывания Патриарха Алексия I в Каркаралинске, я обратился в архив Русской православной церкви, различные Московские духовные ведомства, но ответа, к сожалению, не получил.
Серьёзная Марика к моему рассказу отнеслась очень внимательно.
– В Таллине поищу семью Кантеров, которая, как вы утверждаете, жила на улице Калевипоя Пыйк.
Ответ из Таллина был очень обстоятельным. Марика выяснила, что Ян Самойлович Кантер скончался 27 октября 1990 года. Ушла из жизни и его дочь Долорес Яновна (1942–2001). В квартире обосновался внук. В эстонском Государственном архиве Марика смотрела папку с личным делом Я.С. Кантера. Сняла копии. И вот вижу, что с 1961-го по 1966 год он - уполномоченный Совета по делам Русской православной церкви по Эстонской ССР. С 1966-го по 1970 год – заместитель уполномоченного Совета по делам религий по Эстонской ССР. Встречи Я.С. Кантера с Патриархами Алексием I и Алексием II достоверны, как и его рассказ.
Автобиография Яна Самойловича Кантера. 14 июня 1961 года. Город Таллин.
Рождён я в 1903 году в селе Михайловском Вишневского района Акмолинской области (Казахская ССР). Примерно через 3 года родители вместе с другими эстонцами переехали в южную часть Акмолинского уезда, в село Покорное (сейчас Тельманский район Карагандинской области Казахской ССР). В этом эстонском селе я и вырос и начал работать.
Учиться как следует не пришлось. Когда мне миновало 9 лет, меня вместе с несколькими другими мальчиками из нашего села отправили в соседнее русское село Астаховское учиться (в нашем селе школы не было). Там проучился зиму. Следующую зиму не учился. Осенью 1914 года в нашем селе открыли трёхклассную сельскую школу. В ней я проучился зиму, прошёл к весне второй и третий классы. Осенью 1917 года отец повёз меня в уездный город Акмолинск в высшее начальное училище, где я проучился до весны 1918 года, прошёл первый класс, был переведён во второй класс. Наступила колчаковская реакция и меня больше учиться в город не отправили. Так на первом классе высшего начального училища и закончилось вообще моё образование (это по-нынешнему немногом более четырёх классов средней школы). Так и работал, учась у жизни, у партии. И только в 1948 году в Таллине, благодаря заботам партии, я поступил в Высшую партийную школу при ЦК КПСС (заочное отделение), успешно окончил её в 1952 году и получил высшее образование.
Зимой 1919–1920 годов колчаковщина была разгромлена. В уезде в январе 1920 года была окончательно восстановлена советская власть. Уездная революционная тройка (Уревтройка) назначила меня секретарём волостного ревкома (наше село было волостным центром). В ревкоме были ещё председатель Август Отто (бывший фельдфебель царской армии, член РКП(б) с 1920 г., член Акмолинской окружной КК с 1928 г.) и военком волости Ян Керцмик. Ревком начал создавать в волости советскую власть. Отсюда и начинается моя самостоятельная работа. До 1925 года жил в середняцком хозяйстве отца, работал физически и в хозяйстве на всех работах (после работы в ревкоме, волисполкоме, в перерывах в советской работе). В 1925 году несколько волостей объединили в укрупнённый регион – Промышленную волость с центром в селе Больше-Михайловском (ныне входит в черту города Караганды). Меня вызвали на работу секретарём этого укрупнённого волисполкома. С этих пор работаю беспрерывно.
С 1923–1924 гг. (точно даты не помню) начал принимать участие в работе печати. Писал заметки сперва в уездную, затем в губернскую и даже центральные газеты («Правда» и «Крестьянская газета»). Был селькором. В начале 1926 года был делегатом уездного съезда Советов (г. Акмолинск) и губернского съезда рабочих и сельских корреспондентов (г. Петропавловск). Затем работал в органах юстиции (народный следователь), окружном земельном управлении, в окружном исполкоме (управляющий делами). В феврале 1930 года перешёл на газетную работу. В Таллине 6 лет 7 месяцев работал в аппарате ЦК Компартии Эстонии в сельскохозяйственном отделе и в отделе пропаганды и агитации. С декабря 1951 года работаю заместителем редактора газеты «Советская Эстония». На работу в Эстонию в конце 1944 года был направлен Центральным Комитетом КПСС.
Все 40 проработанных лет, наряду с прямыми служебными делами, приходилось принимать по мере сил и умения участие в общественной работе – в профсоюзных организациях и органах, работе КК-РКИ (по чистке советского аппарата), по пропаганде, по отдельным партийным поручениям.
Время с 1920 года (тогда мне было 17 лет, начал работать в волревкоме) и по нынешние дни было насыщено интересными делами, борьбой за дело партии, большими победами партии, страны, советского народа. Я доволен тем, что смог принять во всём этом близкое участие. Эти годы прожиты интересно, и, как мне думается, моя небольшая работа была нужна партии и была в скромной мере полезна для коммунистического строительства. Конечно, если бы подробнее излагать отдельные события и моменты из автобиографии, то это заняло бы много страниц. Но к чему это?
В партию вступил в годы Великой Отечественной войны, в 1944 году (в 1943 году был принят кандидатом в члены партии). Партийных взысканий не имею.
Моя семья: жена Валентина Старостина – бывший библиотечный и партийный работник, сейчас домохозяйка; дочь Долорес Кантер учится в Педагогическом институте им. Герцена в Ленинграде на первом курсе.
Ян Кантер.
Характеристика на тов. КАНТЕРА Яна Самойловича, 1903 г. рождения, члена КПСС с 1944 г., партбилет № 06960009, образование высшее, работает заместителем редактора республиканской газеты «Советская Эстония».
Тов. Кантер Я.С. имеет сорокалетний трудовой стаж и большой опыт руководящей организаторской работы в печати и партийном аппарате. С 1945-го по 1951 г. он являлся редактором республиканской газеты «Талурахвалехт». Затем был выдвинут в аппарат ЦК КП Эстонии, где работал до 1957 года заместителем заведующего отделом сельского хозяйства, заместителем заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК КПЭ.
В декабре 1957 г. тов. Кантер был направлен в порядке укрепления редакции газеты «Советская Эстония» на должность заместителя редактора этой газеты, где он работает и по настоящее время.
За период работы в республике тов. Кантер проявил себя исполнительным и честным работником, активным общественником. За добросовестный труд он награждён орденом Трудового Красного Знамени и медалью, почётной грамотой Президиума Верховного Совета Эстонской ССР.
Работая в редакции газеты «Советская Эстония» тов. Кантер часто выступает перед читателями и рабселькорами газеты с докладами, организует массовую работу редакции. Свой журналистский опыт и знания он передает молодым газетным работникам. За активную работу в качестве пропагандиста Таллинский ГК КП Эстонии наградил тов. Кантера почётной грамотой горкома партии.
Тов. Кантер пользуется заслуженным авторитетом как в коллективе, где он работает, так и среди партийного актива республики.
Зав. отделом пропаганды и агитации ЦК КП Эстонии В. Ранне
10 июля 1961 г.
Дополнение автора. Jааn Samueli ф. Kanter (р. 27.2.1903 стар. кал. / 12.3.1903 нов. кал.) лютеранской веры. Родители родом из Койольской волости Верроского уезда Лифляндской губернии (Kiola vald, Võru maakond, Liivimaa kubermang). По данным Омской казенной палаты, родителей приписали к селу Михайловское Харьковской волости Акмолинского уезда 03.09.1897 г. Впоследствии семья жила в селе Лифляндском, про которое омские власти 9 февраля 1908 года приняли постановление: «Ввести сельское общественное управление на участке Шокай с наименованием села Лифляндским с присоединением к Санниковской волости». 27 марта 1914 года Лифляндское было переименовано в Покорное. Ныне возвращен снова Шокай.
Эстонцы внесли в облик принуринской степи только им присущий колорит. Почти в каждом доме был ткацкий станок. Женщины выделывали шерстяные одеяла, вязали кофты, чулки, носки, шарфы. Мужчины занимались обувью. Село разрослось до ста дворов, Появились 3 улицы и несколько казенных колодцев. Лифляндское стало центром Лифляндской волости, объединившей 13 сел.
Ян Кантер рано стал заниматься общественно-полезной работой. Уже в 1920 году он - секретарь волостного революционного комитета Покорной волости. Судьба свела его со многими активистами молодой советской власти. Возле Ростовки, за Нурой, стоял аул Доса Кырбасова, а чуть далее – аул Ахметбека Байсалбаева. С его сыном Султаном Ахметбековым Кантер работал в Байдаулетском волисполкоме летом 1922 года. Сотрудничал с И.И. Шнегельбергером, его женой Анной, Яковым Шлегелем, А.И. Кайзером, И.А. Басенко, Т.Г. Зильбергом. Это были выходцы из села Самаркандского, первые партийные руководители Покорной волости.
Был Ян Самойлович и активным селькором уездной газеты «Маяк степи» и центральной «Крестьянской газеты». В заметке «На укрепление печати» писал: «Отвечая на вызов И.А. Щербака, выписываю «Крестьянскую газету» на два месяца, начиная с первого декабря, и вызываю на соревнование всех крестьянских корреспондентов Промышленной волости». С февраля 1930-го до августа 1931 года он - сотрудник «Новой степи» в Акмолинске. Затем его «забрали» в «Советскую степь», ныне «Казахстанская правда». Материалы газетного труда помещал под своей фамилией или под псевдонимами «Кока», «Ян Шокайский», «Максим Эльвирин». Кстати, «Кока» означало «корреспондент Кантер».
Еще раз отмечу, что Ян Самойлович поделился со мной своим архивом с массой газетных публикаций. Молодой крекор (крестьянский корреспондент) пристально следил за событиями в Покорном. Вот одна из публикаций: «В селе Покорном Промышленного района ко дню 12 годовщины Великой Октябрьской революции крестьяне приурочили передачу молитвенного дома под школу. Крест снят, а вместо него установлен красный флаг. Сельчане призывают всех в районе последовать их примеру». Почин эстонцев был замечен. Крестьяне немецких сел Новая Узенка и Новый Кронштадт отказались от своих молитвенных домов для устройства в них Народных домов.
29 ноября 1929 года выходит его заметка о сельхозартели «Эдази» и ее председателе Михаиле Видинге. 1 мая 1930 года помещает воспоминания, как праздновали Первое Мая в селе Покорном до революции. 5 мая 1931 года публикует статью «Как я стал из селькора газетным работником».
По моей просьбе Ян Самойлович составил карту Покорного с перечнем фамилий. Указал, где жили Оскар Сари, А.И. Роземан, И.А. Басенко (лекпом), Владимир Тяте (агроном), Я.Д. Тедер, П.П. Ребане, И.Я. Мидри, В.А. Керцмик, Густав Корон, А. Визнер, П. Андрес и другие. Нарисовал от руки и схему расположения хозяйственных построек на территории эстонской усадьбы. Много информационных заметок Яна Самойловича связаны с Карагандой. 31 августа 1929 года пишет заметку «Дать дорогу железному коню». Четвертого сентября 1930 года снова возвращается к теме строительства железной дороги - «Тревожно гудят рельсы». 30 мая 1931 года предлагает «Дать газету Карагандам». Едет на станцию Нуринская, где с наборщиком Тимофеем Ивановым выпускает многотиражку «Выполнить и перевыполнить».
Сохранилась своего рода историческая фотография от 14 октября 1963 года. Епископ Таллинский и Эстонский Алексий (будущий Патриарх Алексий II) принимает греческого писателя Таксиса Константопулоса с супругой. На встрече присутствует и Я.С. Кантер. Так распорядилось время, что эстонец из Покорного общался с двумя высшими иерархами Русской православной церкви.
В 1992 году я передал в музей г. Темиртау через заведующую фондами А.И. Богдан письма Яна Самойловича Кантера, написанные им с 1975-го по 1990 год. Всего, если считать и открытки, учтено у меня 112 единиц. Про себя я называю краеведческие письма Яна Самойловича энциклопедией села Покорного. От нашего замечательного журналиста остались материалы, способные стать диссертационной работой на тему: «Особенности жизни эстонских крестьян в степях Сарыарки». Надеюсь, что со временем такой план будет взят для исследования учеными.

Михаил Пришвин: Павлодар, Баянаул и Каркаралы

Писатель Михаил Михайлович Пришвин (1873–1954) остается единственным представителем так называемого художественного краеведения. В основе произведений – дневники, где прописаны представления о жизни человека и его место в природном мире. Словотворчество сводится к внедрению в это многообразие и собственного личного пути по территории «подлинной России». Путевые очерки держат читателя в страстной, порой загадочной неопределенности. Журналист начинает жить как и обитатели новой для него стороны. Откроем очерк «Адам и Ева» в газете «Русские ведомости» и личный дневник за 1909 год. По договору с редакцией «Русских ведомостей» М.М. Пришвин устремляется в Сибирь писать о переселенцах. В дорожном бауле книга «Киргизский край». С 7 по 9 августа он в Омске беседует с чиновниками Переселенческого управления. Сибирь большая, но столичный корреспондент с душой охотника стремится в каркаралинскую степь, к киргизам. Там высятся красные горы Кызылтау, пасутся стада диких баранов – архаров. В дикие места стремятся попасть и самые отчаянные переселенцы. Намечен маршрут, и путешественник берет билет на пароход «Плещеев». Плавание по Иртышу идет спокойно. За чаем спутники по каюте награждают рассказами о киргизах и переселенцах. Утром 11 августа записывает: «На лугу у берега три киргиза сидят. Две телеги. Два вола, подальше верблюд медленно удаляется в кусты. Стайки уток катятся над водой. Река серая. Песчаная отмель косой…Орел на пне огромного дерева – недалеко чайки».
Сто слишним лет назад, 12 августа 1909 года, М.М. Пришвин сложил вещи и вышел в Павлодаре. Запись в дневнике: «Павлодар сквозной, желтый песок, ни одного дерева, поднимается ветер и уносит городок в степь. Верблюд с повалившимися горбами. Киргиз в цветных штанах. Спина старого солидного киргиза в сине-зеленом халате с палкой. Плавная походка возле домов без крыши. Киргизы на лошадях – срослись – древнее. Один приехал на корове. Женщины укрылись халатами, только черные глазки. Киргизские физиономии как спелые дыни».
«13 августа. Переправа через Иртыш. Паром не дошел. Киргизы бросают скотину в воду, обращение свободное со скотом. Один бросил корову в воду, сел на нее…другой на лошадь… все живо…цветные шаровары и халаты…малахаи … на другой стороне степь: юрты, похожие на керосиновые цистерны, дым, скот, идут киргизы… Какая она, степь ? … Степь – лицо…».
Пришвин покинул Павлодар на пассажирском тарантасе. Попутчицей стала жена каркаралинского лесничего Л.С. Садовничего с массой вещей. До первого пикета Калкаман 30 верст. Перо фиксирует луга, мелкий кустарник, копны, зимовки и могилы. Местами косят сено. Степь бывает и другая – голая, желтая, солончаковая. Возле второго пикета Джамантуз соленое озеро и малиновая заря. Пустынное озеро блестит, как белая полоска. Ночевка на станции. Рядом юрты киргизов–рабочих. Имеют 50 рублей в год и содержание. Утром озеро так же пустынно. Дорога волнует. Линия горизонта как бы приближает волнообразные сопки. Встречаются арбы степняков и фуры переселенцев. За ними уходит ввысь синий порог Баянаульского массива: «Солнце между горами и нами, потому горы синие». А рядом белые юрты, словно кули с мукой. Кругом миражи и марево с обманчивыми сонными озерами. Из названия Баянаул Пришвин извлекает женское имя, с которым и продолжает путешествие по Каркаралинскому уезду. Древнее сказание «Козы-Корпеш и Баян-Сулу» полно любовной лирики, верностью двух людей: юноши Козы и красавицы Баян. Вся Степь знала содержание поэмы. Казахи гордились своими земляками, особенно девушкой Баян. Некоторые географические названия связаны с событиями, описанными в сказании, – горы Тарак (здесь Баян забыла свой гребень), Наршокы высотой 1108 м (здесь потерялся верблюд), Каркыра, иначе Каркара (здесь Баян оставила головной убор). Это М.М. Пришвин отметил в дневнике 16 августа.
Через восемь дней в лавке мелкого торговца Л.И. Дебогана писатель слушал вариант сказания от интеллигента, ветеринарного фельдшера Аубакира Курманова (1862–1916). Имя Баян встречается в записях от 24, 25, 26, 31 августа, 2, 14 и 15 сентября. Для Пришвина Баян становится народным символом любви к родной земле.
2 сентября М.М. Пришвин говорит о замысле написать очерк о Сары-Арке: «Я буду описывать мое путешествие так: не определяя точно города, местности или называя переведенными с киргизского языка именами. На пароходе мне встретился агент с машинами Зингера, советует ехать в глухой степной городок в горах. Я не мог сразу запомнить его название, в переводе оно значит «Черное перо». Баян, рассказали мне, потеряла в горах черное перо – головной убор, и место в честь ее назвали «Черное перо».
14 сентября Пришвин уточняет, что местность, где Баян оставила гребень, не просто Тарак, а Алтын-Тарак – золотой гребень. 15 сентября у Л.И. Дебогана читает поэму о Баян в журнале «Нива».
В Петербурге 6, 8, 13, 19 октября М.М. Пришвин обрабатывает легенду о любви и вводит ее в свой рассказ. Так появился степной эскиз «У Чертова озера», опубликованный в «Русских ведомостях» 25 марта 1910 года.
Заметил М.М. Пришвин в Степи и стремление молодых девушек украшать себя перьями разных птиц, особенно совы, как оберег от порчи. Наряд невесты описан так: она «в алом бархатном платье под золотою стежкой, в трехцветных бухарских сапогах из чешуйчатой ослиной кожи, в острой конической шапочке, унизанной бисером и украшенной совиными перышками и темно-зеленым, искусно набранным висячим пером, длинными сетками, кистями и плетёшками…». Здесь явное подражание наряду красавицы Баян.
Возвращается в Павлодар М.М. Пришвин снова через Баянаул.19 сентября в ауле влиятельного бия Хасена Акаева (1857–1931) в горах Ку он получает «пропуск» на отбытие. К вечеру попали на гору Кызылтау. Здесь межевой знак Каркаралинского и Павлодарского уездов и аул волостного управителя Дабылбека Акылбекова. «Остановились возле пустой зимовки в камнях ввиду Баянаульской горы. Их кудрявые синие шишки были видны еще с Кызылтау, «но мы не знали, думали, это видны горы «Смерть калмыкам» (Калмак корган)».
К вечеру 21 сентября Пришвин уже в станице Баянаул, рядом с которой «лежит озеро, окруженное синими горами и лесом». Находит чиновника Переселенческого управления и беседует с ним. Узнает, что через Баянаул крестьяне находят дорогу в сторону урочищ Корганколь, Бельагаш, Акоре, Керней. Обустраиваются тяжело. Пока самодостаточным выглядит Алексеевка в местечке Каратал. Здесь новоселам отвели 31 763 десятины земли. Из них уже распахано 367. Пока разместилось 107 дворов. Население 639 человек. Основное стремление крестьян – развивать скотоводство. Количество лошадей шагнуло за тысячу. Коров – 515, волов - 298, овец - 468, верблюдов - 84. Фамилия собеседника Николай Александрович Михайловский. Как и Пришвин, он «охотник-декадент, желает правильной охоты». Просит передать чучело степной птицы саджи самому знаменитому в России орнитологу, охотоведу С.А. Бутурлину (1872–1938).
В ночь на 22 сентября завыл буран. Утром небо закрыли облака своим серебром, озеро стало зеленым, горы почернели. В Баянауле или по дороге встретился почтовый служитель казак Жарков. В Павлодар прибыли 25 сентября. «Целый день стояли у Иртыша, дожидаясь парома. Азиатская переправа. Пароход. Знакомство со Степаном Николаевичем Верещагиным и Антониной Львовной. Торгуют дикими зверями».
Другие подробности затронутого путешествия можно узнать из очерков М.М. Пришвина «Черный араб», «Адам и Ева», «Соленое озеро», «Архары», «Орел», «Медвежья шуба», а также в «Дневнике 1909 года».

(Продолжение следует)

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Первомай объединяющий 29.04.2017

    Традиция торжественно отмечать первый день мая имеет смешанное происхождение. С размахом встречали весну в мае древние греки, а больше 130 лет назад в этот день американские рабочие организовали массовую забастовку, которая закончилась кровопролитными столкновениями с полицией. Так появился День солидарности трудящихся. Нашему уникальному казахстанскому Первомаю в этом году исполняется 11 лет.

  • Цена спасенных жизней 25.04.2017

    Больше 30 лет прошло с момента аварии на Чернобыльской АЭС, а проблемы ликвидаторов последствий этого страшного события остаются прежними. Волнует чернобыльцев многое: это и мизерные пособия, и жилищный вопрос, и самое главное - медицинское обслуживание. Ликвидаторы в целом недовольны качеством своей жизни, они заслужили намного большего внимания со стороны местных исполнительных властей.

  • Символ знаний и свободы 25.04.2017

    В годы Великой Отечественной войны только из Казахстана на фронт ушло более пяти тысяч женщин. Оставшиеся миллионы добывали свою Победу на втором фронте - в тылу. И среди них была Фагима Закирова, один только год рождения которой определил ее судьбу.

  • По следам Тамерлана 20.04.2017

    Одна из любопытных достопримечательностей Улытау - сопка Алтыншокы. Все, кто имеет возможность побывать в этих краях, обязательно посещают это историческое место. Чем же оно знаменито? Об этом рассказал директор Жезказганского историко-производственного музея им. К.И. Сатпаева Кенжал Балкенов.

  • Звезды, указывающие путь 11.04.2017

    Достопримечательность Казахстана попала в топ направлений темного туризма. Наша страна в списке представлена мемориалом погибшему экипажу «Союза-11», который расположен в Карагандинской области недалеко от Каражала.

  • Ростовка на участке Теке-Караузек 06.04.2017

    Ощутимые перемены принес в старинную Ростовку Октябрь 1917 года. Через сто лет накопилось много исторических событий. Уже нет старожилов из числа первооснователей. Остались только бумажные архивные свидетели, возвращающие нас к истокам биографии этого населенного пункта. Казахское название местности, где сейчас расположено село Ростовка, Теке-Караузек. Объясняется оно просто. На правом берегу Нуры высится сопка Теке (Козлиная). С ее склонов сползает лог Караузек, впадающий в Нуру.

  • Нераскрытая судьба Жанны Циммерман 04.04.2017

    Полное собрание имен людей, высланных по политическим мотивам в провинциальный город Каркаралинск Карагандинской области, еще не составлено. Для общей исторической пользы и летописи назову только три знаковых фамилии. На первой строчке Патриарх Московский и всея Руси Алексий I, в миру С.В. Симанский (1877–1970). Он находился здесь в ссылке с 1922-го по 1925 год. На второй строчке - литературовед, член исполкома Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, член ЦИК, участник боев на Южном фронте в 1920 году В.С. Венгеров (1887–1938).

  • Загадки древнего Талсая 28.03.2017

    В минувшем году исполнилось 1465 лет со времени образования Тюркского каганата в историческом месте Ергенекон, что явилось важной вехой в истории тюркских народов Центральной Азии.

Весне дорогу!