26 ноября 2016 года 2019

Заповедные ценности Сарыарки

Автор: Юрий ПОПОВ, краевед

Продолжение. Начало в №№ 142, 145, 146, 148, 150

СМОТРЕТЬ СТРАНИЦУ ПОЛНОСТЬЮ, С ИЛЛЮСТРАЦИЯМИ

В смутные времена обе каркаралинские мечети стали местом для хранения ценных предметов и документов. Омская газета «Советская Сибирь» 17 октября 1920 года писала:
«На основании заявления местных киргиз, уисполкома и киргизского отдела убюро РКП в присутствии мулл и представителей магометанского населения произведен осмотр городских мечетей. В алтаре татарской мечети обнаружены золотые и серебряные изделия, монеты, кожа, мануфактура, нитки, роговые гребенки, машинное и касторовое масло.
В киргизской мечети обнаружены: сундук с мужским и женским платьем, трое беговых санок, железная кровать, 1086 коробок спичек, пуд керосина, изломленный пустой железный ящик, торговая книга, деловые документы и векселя местных спекулянтов.
Местное мусульманское общество результатами осмотра сильно сконфужено».
Закрытие мечети в 1930 году, передача здания под склад, потом под Дом пионеров ни к чему хорошему не привели. При перестройке здания применялась штукатурка, которая привела к возникновению очагов трухлявости. Ведь сосновые здания не терпят покрытия, они должны дышать. Наконец, здание объявили ценным историческим памятником и передали под охрану государства. Увы, все это были слова, но не дела. Бесхозное строение стало быстро разрушаться. Так продолжалось не год и не два, а целых десять. И только в 1986 году Карагандинский участок научно-производственного объединения «Казпроектреставрация» начал реставрационные работы.
10 июня 1988 года я приехал к месту работ бригады художников-реставраторов и не поверил своим глазам. Мечети не существовало. За плотным забором высились штабеля старых бревен. С одним из производителей работ, Анатолием Ивановичем Ждановым, у меня состоялась беседа:
– Мы разобрали старое строение буквально по бревнышку. Много отходов, но часть лесин, длиной до 16 м, в отличной сохранности. Мастеровые прошлого века, а старшим среди них был местный плотник Яков Сметанкин, были знающими людьми. С помощью топора и пилы вели отличную обработку спелого соснового леса. Гвоздей не употребляли, только кое-где для «сшивки» использовали четырехгранные кованые железные штыри. Свою работу мы начинали с нулевого цикла. Выкопали траншеи под фундамент и ведем его закладку. По мере поступления лесного материала от местного мехлесхоза примемся за укладку стен.
– Каковы сроки окончания реставрационных работ?
– Вместе со мной работают художники-реставраторы А. Еременко, Г. Коняев, В. Симеошин. Стараемся спешить.
– Как сейчас представляется силуэт и назначение будущего здания?
– Проект мечети Кунанбая не сохранился. Но подобная мечеть есть в Семипалатинске. Здание Т-образной формы, его венчает 22-метровый деревянный шпиль. В здании 2 зала. В одном предлагается поместить картинную галерею, во втором открыть этнографический кабинет.
Планы А.И. Жданова закончить в 1989 году восстановительные работы оказались нереальными. С большими перебоями поступал лес, который приходилось высушивать тут же на открытом воздухе. Затем возникла проблема подведения теплосетей. И еще множество мелких забот, которые тормозили ход строительства.
Между тем в стране происходили эволюционные процессы, которые влияли и на самосознание жителей города. Все больше и больше людей высказывались за передачу мечети верующим. Собирали денежные средства. Наконец наступил 1991 год, когда мечеть Кунанбая вновь приняла свой первозданный вид.
В октябре 1991 года реставрационные работы были завершены. Имам Каркаралинской мечети Зейнулла вместе со своими сподвижниками приступил к оформлению помещения для совершения служб.
Открытие мечети состоялось 22 марта 1992 года при огромном стечении народа. Имам Зейнулла совершил необходимый намаз, в котором отдал должное имени Кунанбая, его сына Абая, аруах (дух) которых всегда вместе с каркаралинцами.
Во время приезда осенью этого же года в Каркаралинск космонавт Тохтар Аубакиров посетил мечеть. По его просьбе был совершен поминальный намаз по умершим родственникам. Так древнее сооружение соединило не только прошлое и настоящее, но и имена первого казахского просветителя и первого казаха, поднявшегося в космические выси.
Два железных гвоздя квадратной формы, которыми скреплялись брёвна мечети почти полтора столетия назад, получил я в подарок от реставраторов. Как память, как реликвию держу их на своем рабочем столе.

Каркаралинский комитет общественной безопасности: 1917-1918

На октябрьские петроградские события 1917 года в Каркаралинске прореагировали незамедлительно, хотя сообщениям и слухам не особо доверяли. Власть осталась верной Временному правительству, от имени которого действовал уездный комиссар Леонард Семенович Уляновский. И 28 октября 1917 года из Каркаралов в адрес Семипалатинского областного комиссариата направлена чеканная телеграмма. «Собрание представителей всех организаций г. Каркаралинска, узнав о преступном намерении Петроградского Совета Рабочих и Солдатских депутатов захватить власть, единодушно, без различия партий и национальностей протестует против и заявляет о своей поддержке Временному правительству».
Телеграмму подписали: Леонард Семенович Уляновский, Д.А. Хамкин – помощник комиссара, инструктор из Омска, З.В. Червев – атаман Каркаралинской станицы, Унекин – председатель солдатского комитета, Мухамедия Оспанов – медицинский фельдшер, от Киргизского комитета и партии «Алаш», Д.И. Выскребцов – от Крестьянского союза, из села Бельагаш, Мурат Мусин – от Мусульманского комитета, Ахметгали Аяганов – от уездной милиции, И.Г. Курочко – от уездного земельного комитета, податный инспектор, А.Арнольдов - начальник местной воинской команды, капитан.
На эмоциях Союз каркаралинских женщин 4 ноября 1917 года постановил: принять всероссийский протест против убийства офицеров серошинельными солдатами, привлечь виновных к суду, прекратить проникновение в армию большевиков и их разлагающей литературы, ведущих Россию к гибели. Подписи поставили Уляновская Евгения Ивановна, Уляновская Каролина Галактионовна, Курочко Мария Николаевна и еще с десяток жен чиновников и учительниц. Полный текст опубликован в семипалатинской газете «Свободная речь» за 14 ноября 1917 года.
Временное правительство поддерживала национально-демократическая партия «Алаш». В Каркаралинске ее организаторами в июле 1917 года стали медицинские работники Мухамедия Оспанов (1884-1937), Аманбай Чигиров (1881-1947?) и учитель Ысмаил Байтенев. Горячие патриоты выступали под лозунгами «Демократическая республика с получением автономии» и «Земля тому, кто извлекает из нее доход скотоводством и земледелием». Полностью программа партии «Алаш» опубликована в газете «Казах» 21 ноября 1917 года.
Однако твердости и единства в обществе не наблюдалось. Среди вершителей судеб завязалась политическая суета. Возникли малочисленные организации, такие как Союз в защиту Учредительного собрания. Партии разного толка действовали вразброд, с решениями властей не особо считались, предпочитая брать за основу правило скрытых скачков. Центр Каркаралинска превратился в шумное стойбище. Часть населения, ошеломленная происходящим, стояла на перепутье, другая открыто становилась на путь гражданского неповиновения. Л.С.Уляновский решает поставить заслон на пути анархистов. По инструкции Семипалатинского областного комиссариата 17 ноября 1917 года создает специальную службу - Каркаралинский комитет общественной безопасности (КОБ). «Цель образования комитета – борьба с хулиганством и наблюдение за порядком, так как состав настоящей милиции не вполне отвечает своему назначению».
В Комитет безопасности вошли 15 человек. Председателем стал Л.С. Уляновский. От киргиз (казахов) назначены: напористый Якуп Мурза Акпаев, Ахмет Райымбеков, Рахымбай Сапаков, Аманбай Чигиров, Омар Бекпаувов. Солдаты делегировали Федора Кукарекина и Андрея Бражникова, горожане мирового судью Павла Чемоданова и председателя уездной продовольственной управы Павла Ковалева, казаки своего атамана Захара Червева и двоюрдного брата генерала Л.Г. Корнилова ветеринарного фельдшера Михаила Корнилова. Татары утвердили торговцев Мурата Мусина и Джамиля Бекметева, бухарцы (бухарлык) купца Зуфахара Якупова.
Активистов новых перемен в том невозвратном Каркаралинске можно определить в полсотни человек, занимающих одновременно 3-4 общественные должности. Невольным соперником комитета стал другой уездный комитет по введению земского управления. Здесь популярные лица: Якуп Акпаев, Ахмет Райымбеков, Ысмаил Байтенев, Жунис Сугралин, Рахымбай Сапаков, Жакай Баиров, Аманбай Чигиров, Мухамедия Оспанов, Шайкен Карымсаков, Мустафа Шантин, И.Г. Курочко, Д.И . Выскребцов, Л.С. Садовничий (лесничий), Бражников, В.И. Матвеев (ветеринарный врач). Выборы членов земской управы прошли 21 ноября 1917 года. Борьбу за нравственность повели и местные казаки. 18 декабря пятеро станичников в здании общественного собрания арестовали Бекметева и других игроков в карты, отобрали 119 рублей
Первое чрезвычайное земское собрание состоялось 10 января 1918 года. Из отдаленных мест прибыли гласные: Санеке Мынгырбаев и Касым Санекин (Аксары), Адамгали Аяганов (Сарытау), Толеу Азимбаев (Шубартау). Абдула Ногаев и Габдула Ногаев - счетовод кредитного товарищества (Кент), Юсупбек Асанов (Токырау), Сыздык Туткушев (Дегелен), Айгожа Темиржанов (Едрей), Сапытай Райымбеков (Акшатау) и другие. Вели собрание Якуп Акпаев, Амре Спанов (Кент) и секретарь Ахмет Бектыбаев (Абралы). Председателем земской управы выбрали Л.С. Уляновского.
Участников собрания наградили ценными подарками. Решили отпустить каждому «по пять фунтов байхового чая и по три фунта кирпичного чая высшего качества». Отказались: Акпаев, Спанов, Бектыбаев, Выскребцов, Ногаев. Зато все делегаты дружно потребовали лишить себя суточных и прогонных.
Комитету общественной безопасности сразу пришлось вникать во многие проблемы города и уезда. Достоверно известно, как трудно было с подвозом хлеба, мануфактуры, лечебных средств. Нагрянули эпидемии тифа, оспы, дезинтерии и желтухи. Народное образование потеряло уверенность в финансовом обеспечении. Здесь в активистах И.Г. Гриненко, В.С. Бутин, Ыбыжан Хасенов (Сарыбулак), Адамгали Аяганов, Юсупбек Асанов и Жунус Шокобаев. Они предлагали открыть в Каркаралах реальное училище с изучением латинского языка. Пока же дети посещали Каркаралинское высшее начальное училище, которому старались присвоить имя генерала Л.Г. Корнилова.
Степные аулы страдали от барымты. В каждой волости появились свои охранные отряды с вооружением и своя степная разведка. Начались нападения буянов на торговые обозы. Из Степи прямодушно жаловались на проделки джигитов степного магната, председателя кредитного товарищества Хасена Акаева. Его молодцы из неуловимой степной бригады откровенно занимались угоном скота и грабежами. Семипалатинская газета «Дело» 24 января 1918 года сообщала панически: в воровской шайке 200 кувских казахов, они повергают соседей в страх и ужас, некоторых берут в плен и призывают к погромам. С преступниками пытались бороться сам комиссар Л.С. Уляновский, полиция и судебная власть. Провальное противостояние продолжалось до февраля 1918 года.
Большевистский переворот прекратил деятельность Комитета общественной безопасности, который не смог вовремя создать отдел секретной агентуры и раскрыть дерзкий заговор бывших фронтовиков, недовольных войной и центральной властью.
А вот что поведал мне в 1968 году каркаралинский казак Николай Антонович Блощицын, 1894 г.р.:
«B первых числах февраля 1918 года на плошади возле дома Тысяцкого П.Н. уездный комиссар Уляновский и его помощник Курочкин собрали митинг c повесткой дня: «Борьба c большевизмом». Уляновский выступил первым и заявил: «Мы не допустим, чтобы в нашем уезде велась большевистская агитация. Большевики хотят уничтожить великую русскую культуру, не хотят победы над немцами, их вожди организуют Советскую власть из неграмотных людей. Это незаконно – и мы этого не допустим. Я предупреждаю прибывших c фронта горожан, что за большевистскую агитацию будем карать...». Выступили купцы Рязанцевы. Выступил эcep Курочкин. Он восхвалял Керенского и укорял вождя пролетарской революции Ленина: «Какие он имеет права взять власть: он даже на суд не явился... ».
B ночь на 25 февраля справляли семейный вечер y богача П.H. Тысяцкого. Собралось все начальство. Фронтовики решили врасплох захватить их, арестовать. Вооружились, окружили дом П.H. Тысяцкого. Я и Иван Зиновьевич Червев вошли в переднюю и попросили выйти к нам комиссара Уляновского якобы по неотложному делу. Уляновский, не подозревая ничего, вышел к нам. Ему скомандовали: «Руки вверх!», но он выхватил браунинг, И. Червев звякнул затвором винтовки, и Уляновский выпустил браунинг. Были арестованы податный инспектор Курочкин, атаман З.В. Червев и еще несколько человек. Их посадили в тюрьму…»
Комитетчиков арестовали, но жизнь сохранили и привлекли к работе. Л.С. Уляновский, Жакып Акбаев, Джакей Сартов (Бериккара), А.А. Ткаченко из села Шешенкара, М.К. Калымбеков, Г.А. Жуков, З.С. Санекин вошли в состав земельного комитета. «Под большевиками» трудились до нового июньского переворота, совершенного теперь в пользу Сибирского Временного правительства. Комитет общественной безопасности возрождать в прежнем формате посчитали излишним. Вместо него сформировали Каркаралинскую следственную комиссию, которая занялась выявлением лиц, причастных к экспроприации частной собственности «во время так называемой Советской власти». Из состава прежнего КОБа сюда вошли Жакып Акбаев, Михаил Корнилов и Павел Чемоданов.
Газета «Приишимье» в Петропавловске 3 января 1919 года с трепетом сообщила о бедственных сторонах каркаралинской жизни: приехал и уехал зубной врач, резиновые калоши продавали по сто рублей за пару, швейные иголки по 50 копеек штука. Вовсю шла торговля самодельными свечами из бараньего сала. Периодически напоминал о себе тиф. Активисты «Алаш Орды» занимались сбором пожертвований, связанных с разными событиями, в том числе суровым джутом.
При бурном течении эпохи членам первого Комитета закрепиться в дальнейшей жизни почти никому толком не удалось. Ветеринарный фельдшер Федор Михайлович Корнилов, 1869 г.р., взят под стражу как «контрик» и скончался в Каркаралинском домзаке в 1929 году. Его друг станичный атаман и «вечный секретарь» многих властных структур Захар Васильевич Червев, 1879 г.р., расстрелян в 1930 году. В 1937 году лишили жизни павлодарского колхозника Федора Захаровича Кукарекина. В северный край на 3 года ссылки отправили учителя Павла Михайловича Чемоданова, 1881 г.р., Жакып Акбаев (1876-1934), юрист, член правительства «Алаш Орды», работник судебных учреждений в Семипалатинской области, в 1930 году арестован, а в 1932 сослан в Воронежскую область. Пострадал и первый директор Каркаралинского педтехникума, человек яркой судьбы Рахымбай Сапаков (1883-1935). Он находился в 1930 году под следствием. Был вынужден оставить Каркаралы и затеряться в многолюдной Караганде. Годы социалистической перековки сказались и на судьбах остальных членов Комитета, покинувших Каркаралы и оставивших после себя ряд интригующих загадок.
Анкетные данные на Леонарда Семеновича Уляновского мне известны частично. Он поляк римско-католического вероисповедания. Из Подольских дворян, гидротехник. Возглавлял с 1912-го по 1916 год в Павлодарском уезде гидротехническую партию. Затем крестьянский начальник в Каркаралинском уезде. Имел брата Януария Семеновича Уляновского (1868-1960). Януарий входил в число боевых командиров Российской империи. Стал генерал-майором Генерального штаба, одно время возглавлял Николаевское кавалерийское училище. В 1916 году приезжал в Павлодар, Баянаул, на Кояндинскую ярмарку для закупки лошадей, чем в определенной степени обеспечил авторитет младшему брату. Участник белого движения. Скончался в Париже.
Леонард Семенович Уляновский в 1919 году Временным Сибирским правительством привлекался за невыполнение директив к военно-полевому суду, но был оправдан. Поздней осенью этого же года пытался покинуть Россию. Но на китайской границе была задержка. Зазимовали в поселке Ульба, а потом семейная повозка развернулась на 180 градусов. Уляновские прибыли обратно в Каркаралинск под фамилией Ульяновских. Здесь Л.С.Ульяновский вернулся к специальности гидротехника. Занимался проблемами развития орошаемых земель в долине реки Токырау. Скончался в ноябре 1925 года от плеврита легких. На похоронах был находящийся в ссылке будущий патриарх Московский и всея Руси Алексий I (С. В. Симанский).
Трое детей Уляновских: Игорь (1914-1945), Тамара, 1916 г.р. (родилась в Баянауле) и Януарий (1917-2004), родился в Каркаралах) в документах проходили уже как Ульяновские. Вступили в партию большевиков. Воевали все трое. Вернулись живыми с орденами и медалями двое. Игорь погиб в Венгрии. Отсылки к пережитому закрепила только Тамара Леонардовна, от которой я имел несколько писем. Она сообщила, что брат Игорь имел звание лейтенанта. Награжден медалью «За боевые заслуги», орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны II степени (посмертно). Награды брата старшины Януария: медали «За оборону Москвы», «За боевые заслуги», орден Красной Звезды, орден Отечественной войны II степени. У самой Тамары Леонардовны медаль «За боевые заслуги» и орден Красной Звезды.
Такая вот сегодня получилась краеведческая попытка распутать один из узелков далекого каркаралинского времени, которое отъехало от нас на целых сто лет!

Дорогами Сарыарки

Наследие Балхаша Абиева

Надеюсь, что в моём личном фонде № 1487 в Карагандинском областном архиве сохранилась фотокопия книги Балхаша Абиева «Караганды кенi» (Алма-Ата, 1946, 76 с., т. 1000 экз.). Редкостный экземпляр я получил в 1970 году из Ленинграда. Через полвека в отделе национальной литературы РНБ (Санкт-Петербург) листаю оригинал книги Б. Абиева, имя которого сегодня звучит как эхо из прошлого. Слово уважаемым журналистам:
Балхаш Абиевич Абиев в далеких 30-х годах прошлого столетия поступил в Казахский государственный университет в Алма-Ате по рекомендации выдающегося поэта Сакена Сейфуллина. По специальности был историком. Знал несколько иностранных языков, в т. ч. английский. В своё время Б. А. Абиев работал заведующим Кировским районо г. Караганды, возглавлял областной институт усовершенствования учителей, преподавал на кафедре языков Карагандинского учительского института, учительствовал в школах. С 1946 года заведующий лекторским отделом Карагандинского обкома партии, был членом Комитета науки при КазЦИК.
Балхаш Абиевич – первый историограф, который написал книгу о Карагандинском угольном бассейне на казахском языке. Ответственный секретарь газеты «Большевистская кочегарка» Г. Завьялов 16 июля 1936 года так оценил это событие: «Товарищем Абиевым проделана большая и кропотливая работа по сбору и обработке архивных материалов, записей воспоминаний рабочих угольного бассейна» .
Аман Жангильдинович Жангожин написал мне:
«7 января 2014 года в первом новогоднем номере газета «Орталык Казахстан» открыла новую рубрику «К 80-летию Караганды» моей статьёй «Казыналы карашанырак». В одной из главок я писал про Абиева:
В номере газеты «Караганды пролетариаты» за 29 апреля 1937 года вышло сообщение «История Карагандинского бассейна», отрывок цитирую:
«Карагандинский учитель товарищ Абиев Балхаш несколько лет назад заключил договор с Краевым бюро общества изучения Казахстана написать книгу об истории Карагандинского бассейна. Вот уже эта книга написана. Книга составляет 17 печатных листов. Книга «Караганды бассейнiнiн тарихы» («История Карагандинского бассейна») под руководством товарищей профессора С. Асфандиярова, А. Лекерова и Алманова выйдет из печати в канун ХХ годовщины Октябрьской революции».
Балхаш-агай был эрудированным, пытливым человеком. Ранее учитель Балхаш Абиев опубликовал на страницах этой газеты статьи «Караганды калай курылды» («Как образовалась Караганда»), «Нура озенi мен Жауыр таулы туралы ертегі» («Сказ о реке Нуре и горе Жауыр»). Учитель намеревался увидеть плоды своего многолетнего труда, но в жизни страны случились разные события, и книга вышла только в 1946 году под названием «Караганды кенi». Это был первый обширный труд об истории Караганды. Автор использовал многочисленные предания своего народа. Широко охвачено революционное движение 1905–1907 годов. Ксерокопия этой, ставшей библиографической редкостью, книги, сделанная в Алматинской государственной библиотеке по моему совету, есть у дочери Балхаш-агай Сары Мукановой и внучки Саулеш Мукановой. Сара Муканова – высококвалифицированный учитель, Саулеш продолжила дело матери и деда – стала доктором педагогических наук».
Следует отметить, что в написанных позже научных трудах учёных Н. Даулбаева, О. Малыбаева, Т. Мустафина, Д. Шаймуханова шире использованы архивные материалы, труды структурированы, есть выводы и предложения. Однако же книга Б. Абиева ценна тем, что является первым изданием на казахском языке и во многом созвучна с элементами исторического краеведения.
В начале 30-х годов большевики громко заявили в литературной среде о своей причастности к истории. Профессиональные писатели собрали и переработали воспоминания рабочих. Достаточно вспомнить книги группы авторов «Беломорканал», «Были горы Высокой», изданные массовыми тиражами как партийные пособия. Прибывший из Донбасса вновь назначенный секретарём Карагандинского горкома партии Леонид Сергеевич Троицкий (1905–1943) обратил внимание на богатую историю рабочей Караганды. Партийный кабинет организовал серию встреч старых кадровых рабочих, на которых пристутствовали Д. Прокопенко, М. Видинг, Н. Сакауов, Тукебаев, Тынекеев, Пискалов, Джаманталин, Рудак и другие. За чашкой чая одобрили проект будущей книги «Полная история Караганды». В книгу планировалось включить воспоминания старожилов города, запись которых должны были обеспечить представители парткомов и шахткомов, комсомольцы, журналисты и писатели.
В сентябре 1935 года было проведено второе совещание ветеранов труда и рабочих корреспондентов. Партком организовал сбор не только воспоминаний, но и различных исторических документов. Совещание обсудило план работы по дальнейшему сбору материалов для книги. Естественным образом сформировался литературный кружок из рабочих. Для обработки воспоминаний привлекли преподавателей литературы и сотрудников городских газет. Планировалось дальнейшую работу поручить Союзу писателей Казахстана. Обратились с письмом в центральную редакцию издательства «История заводов и фабрик» за помощью. На совещании ознакомились с воспоминаниями Д. Прокопенко, Т. Кузембаева, Шакипова и с предложениями ссыльного горного инженера И.И. Федоровича (1875–1937), врача травматологической больницы В.С. Барановской, 1896 г. р.
Балхаш Абиев не только обрабатывает воспоминания, но и проверяет изложенные факты по архивным документам. Его будущая книга часто обсуждается в Центральном клубе угольщиков. Автор отвечает на вопросы старожилов, но и сам многое узнает от них. Газета «Большевистская кочегарка» 10 июня 1936 года называет новых его корреспондентов: Абдрай Исенгельдинов, Майкен Мусин, Джумагулов. Много времени проводит в Алма-Ате, где завязывает знакомства с учёными Академии наук КазССР. Встречается с крайне эрудированным студентом Горно-металлургического института А. Ж. Машановым (1906–1997), который чувствует необходимость издания технической литературы и учебников по горному делу на казахском языке. За год с небольшим книга по истории Караганды готова в первой редакции. Республиканская печать поддерживает издание книги.
«На днях в Комитет науки при КазЦИК поступила от карагандинского педагога Абиева рукопись на 17 печатных листов. В своём труде Абиев подробно описывает историю Караганды с XV века до наших дней. Подробно рассказывается о дореволюционной Караганде, кустарном способе добычи угля, тяжёлых условиях жизни и работе шахтёров. Одновременно Абиев ярко освещает развитие Караганды после революции, рост материального и культурного уровня советских шахтёров. Рукопись зачитывалась среди шахтёров Караганды. Рабочие повсюду приветствовали замечательное решение — описать историю и новой Караганды. В ближайщее время труд Абиева будет рассматриваться на заседании Комитета науки при КазЦИК.» («Казахстанская правда». 1936. 12 июля).
Но прошло еще 10 лет, прежде чем книга пришла к читателям. «Караганды кени» издали в Алма-Ате в 1946 году. Редактором указан кандидат исторических наук Б. С. Сулейменов (1912–1984), рецензентами член-корреспондент АН Казахской ССР А.Ж. Машанов и лектор З. Былакбаев. Своеобразное заключение о Караганде военной поры написал редактор газеты «Советтик Караганды» Бейсенгали Тойкуманов (1904–1988).
Балхаш Абиевич был не только уважаемым педагогом и патриотом своей республики. Его телеграмма в Америку - на первый взгляд неправдоподобная, возможно, даже легендарная история. Сегодня послание за океан характеризует Балхаша Абиевича как зрелого степного дипломата.
…12 апреля 1945 года умер президент США Франклин Рузвельт. В тот день в семье Абиевых родился сын. Балхаш-агай отправил в Вашингтон, в Белый дом, вдове президента Элеоноре Рузвельт телеграмму с просьбой дать разрешение назвать своего сына Франклином, мотивируя тем, что президент США внёс большой вклад в дело открытия в Европе второго фронта. И он получает положительный ответ! Инициатива Абиева вызвала много шума, поступок лектора обкома партии разбирали на бюро. Однако в то время США были союзнической страной и решили, пусть ребёнок будет Франклином.
Балхаш Абиевич Абиев родился в 1904 г., скончался в 1958 г. Его род Тока.

Экспедиция Валерия Каптерёва

Живописец и график Валерий Всеволодович Каптерёв (1900–1981) – человек необычайной судьбы. Он выпускник ВХУТЕМАСа, соратник теоретика искусства А.В. Шевченко, активист творческих объединений «Цех живописи» и «Бытие». В 1927 году окончил еще и Государственный институт кинематографии. По складу души – романтик. Увлекался прозой А. Грина, музыкой и поэзией. Представитель так называемого «третьего пути», когда искусство курсирует между авангардом и соцреализмом. Поэтому все работы Каптерёва – это сплав контуров древних культур с реалиями современных вызовов.
Интерес В.В. Каптерёва к казахскому краю проявился рано. Уже в 1921 году он участник Тургайской этнографической экспедиции. В Москве дружит с кинооператором А.Г. Лембергом, который с бригадой «Культкино» вел съемки в границах Восточного Казахстана и Семиречья. Через журналы «Советское искусство» и «Красная новь» следит за успехами зарождающейся казахской художественной школы.
Так, уже в октябре 1925 года художники отметили пятилетие республики первой выставкой картин. Представлено их было более ста на этнографическо-бытовую, революционную и пейзажную тематики. Инициаторами стали И. Шмелёв, Г.Т. Козлов, Г.Э. Вострем (1884–1977), Куценко, Радченко, скульптор В.И. Пурн и другие. Было положено начало созданию художественной галереи Казахстана.
Еще одна группа энтузиастов взялась за развитие киноискусства, ибо к 1925 году в Казахстане было отснято всего две картины: «Союз Советов» и «Годовщина Казахстана».
Каптерёв беседует с энергичным коллегой Иваном Шмелёвым, который весь 1926 год по заданию Наркомпроса кочевал с мольбертом по обширной казахской степи. Шмелёв считал, что самобытная восточная казахская культура требует всеказахстанской художественной выставки. И такая выставка прошла в Кызылорде в ноябре 1926 года. За 8 дней ее посетили 3 тысячи человек. Зрителей волновали картины «смелой кисти» Н.И. Крутильникова (1894–1961), «этнографические бытовые зарисовки» Г. Т. Козлова (Петропавловск) и «слащавые, карамельные картины» алмаатинца Н.Г. Хлудова (1850–1935). Других запоминающихся произведений начинающие искусствоведы не нашли. Зато обстоятельно раскритиковали устроителей за отсутствие изделий местных мастеров не только в качестве картин, но и образцов орнамента, ковров, вышивальных поделок.

(Продолжение следует)

Комментарии (1)
...
кайрат алибеков. астана 27.11.2016
С нетерпением ждем каждый номер вашей интернет газеты, в которой выходят статьи краеведа Ю. Попова. Это действительно ценные сведения. Можно сказать, наше шежире, родословная. Хотелось бы задать автору вопросы. Просим сообщить адрес его электронной почты.
Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Длинная дорога жизни 22.07.2017

    В центре традиционной казахской правовой системы всегда находилась особая социальная категория - бии, олицетворявшие судебную власть, законодателя, образец справедливости и образованности. Документальные материалы о них ограничены, зато сохранились устные повествования, передаваемые из поколения в поколение. Недаром фигуры трех великих биев считаются легендарными. Ученые и исследователи собирали материал о них по крупицам, им очень помогали народные предания и притчи.

  • Первый учитель Сатпаева 15.07.2017

    Я был знаком с профессором Дюсетаем Шаймухановым. Мы беседовали о примечательных уроженцах края. Собеседник однажды помог в их поиске, случилось это зимой 1994 года.

  • Там, где бежит река Баймырза 04.07.2017

    (Окончание. Начало в номере от 29.06.2017 г.)

  • Равнение на опыт 29.06.2017

    Февраль 1987 года. Этой датой было закреплено создание ветеранской организации Карагандинской области, и начался отсчет времени ее деятельности. На организационном пленуме председателем совета единодушно был избран К.А. Аманбаев. Ветеран войны, на фронте он служил авиамехаником 3-й эскадрильи легендарного летчика, трижды Героя Советского Союза И.Н. Кожедуба. В мирное время после аспирантуры и работы на педагогическом поприще был приглашен на партийную работу, прошел путь от инструктора до секретаря обкома партии по идеологии. Кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры КазССР. Накопленный им большой опыт работы с людьми сыграл решающую роль в избрании его председателем облсовета.

  • Там, где бежит река Баймырза 29.06.2017

    1900 год. Акмолинская область. Акмолинский уезд начинался от Макинских лесов и тянулся до песчаных прибрежий Чу. На востоке к нему примыкала Семипалатинская область. Площадь Акмолинского уезда превышала 200 тысяч квадратных верст, здесь проживали 300 тысяч человек, однако оседлых населенных пунктов было крайне мало. В то же время происходило интенсивное заселение Акмолинского уезда безземельными и малоземельными крестьянами из центра России. Некоторым удавалось сразу осесть на земле, другие блуждали в поисках свободной земли. К 1900 году волна переселенцев миновала Акмолинск и устремилась к Карагандинским каменноугольным копям.

  • Миллион лет тому назад 27.06.2017

    «Наиболее древние памятники нижнего палеолита относятся ко времени существования архантропов. Одна из стоянок того времени найдена у села Батпак Осакаровского района. В культурном слое стоянки найдены грубые каменные орудия и кости животных плейстоценовой фауны. Ее абсолютный возраст, по палеонтологическим и геологическим данным, составляет около 1 миллиона лет». Так отмечено в фотоальбоме «Древние стоянки Сарыарки», выпущенном департаментом культуры Карагандинской области в 2007 году.

  • Дорогами славы 22.06.2017

    Из Жезказгана по маршруту «Жезказган - Атырау - Волгоград» стартовала патриотическая экспедиция «Дорогами славы героев-казахстанцев».  Как рассказал директор историко-производственного музея им. К. Сатпаева Кенжал Балкенов, цель участников путешествия - посетить места боевой славы воинов-жезказганцев, участвовавших в Сталинградской битве, сыгравшей важную роль в истории Великой Отечественной войны. Она продолжалась шесть с половиной месяцев. Боевые действия развернулись на огромной территории с участием с обеих сторон более 2 млн человек, битва закончилась полным разгромом пяти армий фашистского блока. В этих сражениях участвовала почти треть всех казахстанских воинских формирований: четыре стрелковых и одна кавалерийская дивизии, одна стрелковая бригада. Численность казахстанцев - участников битвы под Сталинградом - составляет не менее 50 тыс. человек.

  • Историческая память 15.06.2017

    25 лет назад по решению главы Шахтинской городской администрации для обеспечения сохранности документов и архивов приватизируемых предприятий, учреждений и организаций был образован городской государственный архив. Вновь созданной организации требовались кадры, помещение, материальная база. Архив обосновался в здании СУ-18, и на 1 января 1993 года туда были приняты документы 13 организаций, или 1241 единица хранения.

"Астана ЭКСПО-2017"