22 ноября 2016 года 241

Зачем охотнику дичь?

Автор: Петр ЖУКОВСКИЙ

Проблема возможного запрета весенней охоты на водоплавающую птицу продолжает волновать как горячих любителей этого досуга, так и защитников природного биоразнообразия. На пресс-конференции, проведенной областной территориальной инспекцией лесного хозяйства и животного мира, большая часть ее участников (в основном природопользователей и представителей охотничьих хозяйств) высказалась против запрета. Особенно любопытным прозвучало слово директора ТОО «Карохотрыбпром» Анатолия Буркова, с которым беседует наш корреспондент.

– Анатолий Иванович, вы – стойкий противник запрета на эту охоту…
– Если бы конференция проходила не в будний день, а в выходной, пресс-зал, собравший человек 20, вряд ли вместил бы всех желающих высказаться отрицательно по этому поводу.
– Ну эмоции-то и так били через край, а вот причины протеста… Что все-таки, на ваш взгляд, самое-самое, голосующее за весеннюю охоту?
– Во-первых, в дикой природе утка (а именно о ней идет речь в первую очередь) – вид многочисленный, как, допустим, тот же карась, и угрозы ее исчезновения нет. Тем более от весенней на нее охоты. С чем, собственно, согласны даже сторонники запрета.
– Большую воду на вашу мельницу пролил на конференции главный охотовед ассоциации «Кансонар» Сергей Леонтьев, назвавший такие красноречивые цифры: в Казахстане 164 тысячи охотников; в весенней охоте-2016 на уток участвовали 19 тысяч и добыли менее 1 процента от общей стаи в 11,5 млн птиц. Так что бояться охоты нечего – утки у нас много.
– Совершенно верно: охота лишь один из побочных факторов возможного уменьшения численности водоплавающих! Но далеко не главный.
Чуть отвлекусь от утки и приведу пример по тетереву, который есть в наших хозяйствах. Около пяти лет назад его стало даже визуально мало; он стал крайне осторожным. Я сначала тоже было подумал: охотники! Но и в глухих местах, куда они не добираются, наблюдалось бестетеревье. Степные пожары? Возможно. Но затем буквально за пару лет его популяция резко возродилась. При том что пожары и охота продолжались. То же самое, кстати, случилось и с зайцем: наблюдалось в Жезказганской области, где у нас есть хозяйство, и в соседней России.
– Может, запрет последует в качестве превентивной меры? Уж лучше, как говорится, соломку подстелить заранее, а не дожидаться ситуации грани исчезновения.
– Если с прицелом «соломки заранее» (который, мне кажется, скорей, «на всякий случай»), так давайте вообще запретим всякую охоту да заодно и рыбалку – все целей будет!.. Что же до сегодня, то грань исчезновения утки не просматривается даже на далеком горизонте.
Вот в 1986-м прошлого столетия после почти 20-летнего запрета весеннюю охоту разрешили. Если бы именно она выбивала дикую утку, то последняя уже давно приказала долго жить. К слову, тогда сняли запрет еще и потому, что развелось слишком много селезня (по данным науки), на которого и ведется охота до сих пор.
Такая подробность из жизни водоплавающих. Гусь, как и лебедь, моногамен: одна подруга навсегда, которой он помогает высиживать птенцов. Утка же полигамна, и сама растит утят. А селезней в природе почему-то рождается больше (чтобы их стреляли?), и бедная утка порой не знает, куда от кавалеров деться. Сам наблюдал однажды катящийся по берегу «колобок» – одна утка и 9 (!) селезней. Так она, спасаясь от самцового гарема, плюхнулась в воду в двух метрах от меня. Селезни последовать за ней побоялись.
– Засилье селезня тоже вполне логично, но… Может, ларчик неприятия запрета на весеннюю охоту открывается проще – финансовыми для вас в этом случае потерями?
– Так природопользователи и охотники этого и не отрицают! Мы берем у государства охотугодья в аренду. Оно же нам не выделяет ни копейки! Живем только за счет продажи охотникам путевок. А ведь на эти малые деньги надо делать свои немалые дела: проводить учет, устанавливать на местах аншлаги, охранять и проч., и проч. Но чтобы нормально вести хозяйство без постоянно протянутой в призрачной надежде на дотации руки, наша охота, в том числе и весенняя, должна быть в 10 раз дороже, как в цивилизованном мире.
Вот, к примеру, у нас путевка на отстрел копытных стоит 100 долларов, а для иностранцев – 2000. И они охотно выкладывают эти денежки: во-первых, у них дома это обходится еще дороже; во-вторых, наши, можно сказать, первозданные условия степей с дикими животными, водоемов с дикой уткой дарят им настоящий охотничий адреналин (в окультуренных до состояния почти парка-тира Германиях такого не встретишь).
– Так что – и для родного, отечественного охотника установить такие расценки? Кто же из наших сможет платить такие бешеные деньги? Разве что «крутые»…
– В Астане, допустим, уже такое делают: 500 долларов в сутки за охоту на гуся. Правда, аппетиты у наших «крутых» немереные. Знаю пару тому случаев. Когда трое охотников настреляли… 362 гуся! Спрашиваю: зачем вам столько? – «Вошли в азарт, не могли остановиться! А лишнюю птицу раздали знакомым». И второй, не менее варварский. Двое рыболовов набили полный садок 1-1,5-килограммовыми сазанами (не клев, а жор был без остановки). Стояла страшная жара, и рыба через сутки у них уснула – сдохла. Они вытрясли ее в камыши (это было похоже на массовый замор), а утром наловили еще 80 кг (?) свежего сазана…
– Вот, очевидно, и опасения за возможную реальность подобной картины заставляют голосовать за закрытие весенней охоты на водоплавающую дичь.
– Так это речь скорей о браконьерах! С ними-то борьбу ведем постоянно и мы, и инспекция лесного хозяйства и животного мира, и природоохранная полиция, и ПО «Охотзоопром»… Что же до большинства настоящих охотников, то для них весенняя охота на водоплавающую действительно праздник души, общения с природой после долгой зимней спячки, когда все покрывается нежной зеленью, поют жаворонки, приходит тепло. Да и не только это.
Сегодня ведь условия охоты сильно изменились. Помню, лет 30 назад мы грузились впятером в «Запорожец» с минимумом багажа и охотились недалеко от города. Сейчас двоим с неподъемным цивильным багажом с трудом хватает «Ленд Крузера». И место охоты, как правило, за сотни километров. В общем, весь этот прицеп к процессу обходится дороже, чем охотничья добыча.
Да и потом, сейчас охотники редко везут утку домой. Что с нее, бедолаги, возьмешь? Только пух и перья! Дома же с ней надо возиться, ощипывать, опалить, а мяса – с гулькин нос. Так что обходятся шулюмом на природе.
– Кстати, ваши оппоненты – сторонники запрета говорят: запретим на 2-3 года, а потом, может, и опять отменим.
– Но вы же знаете мудрое народное наблюдение: нет у нас ничего более постоянного, чем временное! Запретить одним росчерком пера легко, а вот потом отменить запрет – проблема. А ведь проект соответствующего приказа на запрет охоты уже подготовлен…
Я так скажу: все нужно делать по уму. Прежде всего свое слово должна сказать наука, основываясь на точных сегодняшних, а не на десятилетней давности фактах и анализе ситуации. Возможно, надо делать это на международном уровне, ведь ареал обитания дикой утки охватывает несколько стран, а через Казахстан она большей частью пролетает, останавливаясь у нас всего на день-два. Возможно, следует уточнить, перенести сроки охоты, снизить разрешенное количество отстреливаемого селезня, действовать дифференцированно в зависимости от конкретных условий, предпринять еще какие-то меры. Допустим, у меня весенняя охота ведется только в двух хозяйствах из 14.
И еще. Ни в коем случае не доверять решение проблемы чиновникам! Ведь некоторые из них только откровенно
стригут «акшу» в свой карман: а после нас хоть потоп! Другие работают на пиар. Третьи вообще ни в чем «ни бум-бум». Согласитесь, проблема весенней охоты на водоплавающую дичь отнюдь не простая, и окончательный вердикт «за» или «против» должен быть выверенным и объективным.

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Состязания роботов 25.04.2017

    В минувшие выходные спорткомплекс «Жастар» напоминал конструкторское бюро крупной компании. Здесь инженерами-конструкторами стали... дети. Школьники от 8 до 18 лет прямо на месте сосредоточенно собирали модели роботов, регулировали их управление с помощью компьютерных программ, запускали в пробные поездки и тут же устраняли неисправности. Все хотели, чтобы их робота признали самым «умным», быстрым и ловким.

  • Созвездие солнышек 22.04.2017

    Даню просто не узнать. Малыш светится от радости, переступая порог еще недавно незнакомого и чужого ему здания. На ходу срывает с себя курточку и со всех ног бежит к Эмиру. И начинается! Обнимашки, целовашки… А ведь у ребенка аутизм. Но, глядя на умильную сцену встречи и приветствия малыша и большой собаки, ни за что не подумаешь.

  • Человек, улыбнись Земле! 18.04.2017

    Имя Александра Борисенко хорошо знакомо карагандинцам. Один из первых предпринимателей Казахстана (17 лет возглавлял крупную компанию ОАО «Абсолют Казахстан»), пионер евродизайна (почетный член Союза архитекторов РК), директор созданного им ТОО «ABsolut Ecology», доктор химических наук, автор уникальной экологической установки по очистке воздуха от промышленных газов. Наша газета внимательно следила и неоднократно рассказывала о судьбе изобретателя и его открытия. Но поскольку это было далеко не вчера, напомню читателям, о чем речь.

  • Вторая жизнь иконы 15.04.2017

    Икона - уникальный пласт историко-культурного наследия. Объединяя в себе художественную, культовую, духовную ценности, она вызывает огромный интерес у коллекционеров всего мира. Известный казахстанский антиквар Николай Дудкин говорит о том, что существует очень много тонкостей, которые определяют интересность иконы именно для коллекционеров. Конечно, самыми ценными считаются те, что были написаны известным мастерами. Первыми иконописцами на Руси были греки, и самый известный из них - Феофан Грек. Из других знаменитых имён - Андрей Рублёв, Дионисий, Симон Ушаков. Написанные ими иконы - это музейные экспонаты, которые стоят баснословных денег, и если продаются, то на аукционах. 

  • Выше только звезды 13.04.2017

    Порядка 173 суток провели на околоземной орбите в составе экипажа Международной космической станции россияне Сергей Рыжиков, Андрей Борисенко и американец Роберт Шейн Кимброу. Спускаемый модуль транспортного пилотируемого корабля «Союз МС-02» с космонавтами на борту благополучно приземлился 10 апреля в полутора сотнях километров от Жезказгана. 

  • Вернуться на Землю 11.04.2017

    Вчера на территории Карагандинской области приземлился спускаемый модуль транспортного пилотируемого корабля «Союз МС-02» с двумя россиянами и американцем на борту. Возвращение космонавтов на Землю завершит 50-ю экспедицию на Международную космическую станцию. Запланированный район посадки был обозначен в 150 километрах от Жезказгана.

  • К поездке готовы 11.04.2017

    Иан Маккензи (на снимке) преподает физику в карагандинской Назарбаев интеллектуальной школе (НИШ). Международные выставки, в частности «ЭКСПО-2017», считает он - события значимые, а потому летом собирается в Астану. Маккензи, помимо преподавания, готовит учеников НИШ к международному экзамену SAT для поступления в Назарбаев университет и международные вузы. С учителями он делится мастерством преподавания на английском языке. 

  • Не стесняя движений 08.04.2017

    Время сбора - час дня. Форма одежды свободная, не стесняющая движений. Маленький тренировочный зал заполняется: пятеро выстраиваются перед большими зеркалами. Так начинается первый мастер-класс по танцам в стиле хип-хоп от известного в Абайском районе хореографа Ильдара Назипова.

Весне дорогу!