22 ноября 2016 года 404

Зачем охотнику дичь?

Автор: Петр ЖУКОВСКИЙ

Проблема возможного запрета весенней охоты на водоплавающую птицу продолжает волновать как горячих любителей этого досуга, так и защитников природного биоразнообразия. На пресс-конференции, проведенной областной территориальной инспекцией лесного хозяйства и животного мира, большая часть ее участников (в основном природопользователей и представителей охотничьих хозяйств) высказалась против запрета. Особенно любопытным прозвучало слово директора ТОО «Карохотрыбпром» Анатолия Буркова, с которым беседует наш корреспондент.

– Анатолий Иванович, вы – стойкий противник запрета на эту охоту…
– Если бы конференция проходила не в будний день, а в выходной, пресс-зал, собравший человек 20, вряд ли вместил бы всех желающих высказаться отрицательно по этому поводу.
– Ну эмоции-то и так били через край, а вот причины протеста… Что все-таки, на ваш взгляд, самое-самое, голосующее за весеннюю охоту?
– Во-первых, в дикой природе утка (а именно о ней идет речь в первую очередь) – вид многочисленный, как, допустим, тот же карась, и угрозы ее исчезновения нет. Тем более от весенней на нее охоты. С чем, собственно, согласны даже сторонники запрета.
– Большую воду на вашу мельницу пролил на конференции главный охотовед ассоциации «Кансонар» Сергей Леонтьев, назвавший такие красноречивые цифры: в Казахстане 164 тысячи охотников; в весенней охоте-2016 на уток участвовали 19 тысяч и добыли менее 1 процента от общей стаи в 11,5 млн птиц. Так что бояться охоты нечего – утки у нас много.
– Совершенно верно: охота лишь один из побочных факторов возможного уменьшения численности водоплавающих! Но далеко не главный.
Чуть отвлекусь от утки и приведу пример по тетереву, который есть в наших хозяйствах. Около пяти лет назад его стало даже визуально мало; он стал крайне осторожным. Я сначала тоже было подумал: охотники! Но и в глухих местах, куда они не добираются, наблюдалось бестетеревье. Степные пожары? Возможно. Но затем буквально за пару лет его популяция резко возродилась. При том что пожары и охота продолжались. То же самое, кстати, случилось и с зайцем: наблюдалось в Жезказганской области, где у нас есть хозяйство, и в соседней России.
– Может, запрет последует в качестве превентивной меры? Уж лучше, как говорится, соломку подстелить заранее, а не дожидаться ситуации грани исчезновения.
– Если с прицелом «соломки заранее» (который, мне кажется, скорей, «на всякий случай»), так давайте вообще запретим всякую охоту да заодно и рыбалку – все целей будет!.. Что же до сегодня, то грань исчезновения утки не просматривается даже на далеком горизонте.
Вот в 1986-м прошлого столетия после почти 20-летнего запрета весеннюю охоту разрешили. Если бы именно она выбивала дикую утку, то последняя уже давно приказала долго жить. К слову, тогда сняли запрет еще и потому, что развелось слишком много селезня (по данным науки), на которого и ведется охота до сих пор.
Такая подробность из жизни водоплавающих. Гусь, как и лебедь, моногамен: одна подруга навсегда, которой он помогает высиживать птенцов. Утка же полигамна, и сама растит утят. А селезней в природе почему-то рождается больше (чтобы их стреляли?), и бедная утка порой не знает, куда от кавалеров деться. Сам наблюдал однажды катящийся по берегу «колобок» – одна утка и 9 (!) селезней. Так она, спасаясь от самцового гарема, плюхнулась в воду в двух метрах от меня. Селезни последовать за ней побоялись.
– Засилье селезня тоже вполне логично, но… Может, ларчик неприятия запрета на весеннюю охоту открывается проще – финансовыми для вас в этом случае потерями?
– Так природопользователи и охотники этого и не отрицают! Мы берем у государства охотугодья в аренду. Оно же нам не выделяет ни копейки! Живем только за счет продажи охотникам путевок. А ведь на эти малые деньги надо делать свои немалые дела: проводить учет, устанавливать на местах аншлаги, охранять и проч., и проч. Но чтобы нормально вести хозяйство без постоянно протянутой в призрачной надежде на дотации руки, наша охота, в том числе и весенняя, должна быть в 10 раз дороже, как в цивилизованном мире.
Вот, к примеру, у нас путевка на отстрел копытных стоит 100 долларов, а для иностранцев – 2000. И они охотно выкладывают эти денежки: во-первых, у них дома это обходится еще дороже; во-вторых, наши, можно сказать, первозданные условия степей с дикими животными, водоемов с дикой уткой дарят им настоящий охотничий адреналин (в окультуренных до состояния почти парка-тира Германиях такого не встретишь).
– Так что – и для родного, отечественного охотника установить такие расценки? Кто же из наших сможет платить такие бешеные деньги? Разве что «крутые»…
– В Астане, допустим, уже такое делают: 500 долларов в сутки за охоту на гуся. Правда, аппетиты у наших «крутых» немереные. Знаю пару тому случаев. Когда трое охотников настреляли… 362 гуся! Спрашиваю: зачем вам столько? – «Вошли в азарт, не могли остановиться! А лишнюю птицу раздали знакомым». И второй, не менее варварский. Двое рыболовов набили полный садок 1-1,5-килограммовыми сазанами (не клев, а жор был без остановки). Стояла страшная жара, и рыба через сутки у них уснула – сдохла. Они вытрясли ее в камыши (это было похоже на массовый замор), а утром наловили еще 80 кг (?) свежего сазана…
– Вот, очевидно, и опасения за возможную реальность подобной картины заставляют голосовать за закрытие весенней охоты на водоплавающую дичь.
– Так это речь скорей о браконьерах! С ними-то борьбу ведем постоянно и мы, и инспекция лесного хозяйства и животного мира, и природоохранная полиция, и ПО «Охотзоопром»… Что же до большинства настоящих охотников, то для них весенняя охота на водоплавающую действительно праздник души, общения с природой после долгой зимней спячки, когда все покрывается нежной зеленью, поют жаворонки, приходит тепло. Да и не только это.
Сегодня ведь условия охоты сильно изменились. Помню, лет 30 назад мы грузились впятером в «Запорожец» с минимумом багажа и охотились недалеко от города. Сейчас двоим с неподъемным цивильным багажом с трудом хватает «Ленд Крузера». И место охоты, как правило, за сотни километров. В общем, весь этот прицеп к процессу обходится дороже, чем охотничья добыча.
Да и потом, сейчас охотники редко везут утку домой. Что с нее, бедолаги, возьмешь? Только пух и перья! Дома же с ней надо возиться, ощипывать, опалить, а мяса – с гулькин нос. Так что обходятся шулюмом на природе.
– Кстати, ваши оппоненты – сторонники запрета говорят: запретим на 2-3 года, а потом, может, и опять отменим.
– Но вы же знаете мудрое народное наблюдение: нет у нас ничего более постоянного, чем временное! Запретить одним росчерком пера легко, а вот потом отменить запрет – проблема. А ведь проект соответствующего приказа на запрет охоты уже подготовлен…
Я так скажу: все нужно делать по уму. Прежде всего свое слово должна сказать наука, основываясь на точных сегодняшних, а не на десятилетней давности фактах и анализе ситуации. Возможно, надо делать это на международном уровне, ведь ареал обитания дикой утки охватывает несколько стран, а через Казахстан она большей частью пролетает, останавливаясь у нас всего на день-два. Возможно, следует уточнить, перенести сроки охоты, снизить разрешенное количество отстреливаемого селезня, действовать дифференцированно в зависимости от конкретных условий, предпринять еще какие-то меры. Допустим, у меня весенняя охота ведется только в двух хозяйствах из 14.
И еще. Ни в коем случае не доверять решение проблемы чиновникам! Ведь некоторые из них только откровенно
стригут «акшу» в свой карман: а после нас хоть потоп! Другие работают на пиар. Третьи вообще ни в чем «ни бум-бум». Согласитесь, проблема весенней охоты на водоплавающую дичь отнюдь не простая, и окончательный вердикт «за» или «против» должен быть выверенным и объективным.

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Крути педали правильно 21.10.2017

    В Караганде с официальным визитом побывал известный алматинский велопутешественник Александр Габченко. Он провел встречу с единомышленниками в офисе историко-географического общества «Авалон». Александр рассказал, как алматинский опыт можно применить в Караганде.

  • Сложный код 14.10.2017

    Чуть больше двух лет осталось до перехода строительной отрасли страны на Еврокоды, который осуществляется в рамках реализации Плана нации «100 конкретных шагов». Собственно, процесс этот начался еще в 2011 году, но, по мнению многих опытных строителей, членов отраслевых комитетов и ассоциаций, он до сих пор не затронул главного - подготовки кадров новой квалификации и организации производства стройматериалов, соответствующих новым требованиям. Без этих двух условий государство может лишиться собственной отрасли: на наш рынок придут из-за рубежа более подготовленные проектировщики со своими проектами, строители всевозможного профиля, а также материалы и технологии, давно ориентированные на Еврокоды. Чиновники же почему-то считают, что перевести отрасль на новые требования - это обеспечить всех ее работников нормативными документами. Вопрос: как по ним работать? 

  • Все началось с велосипеда 12.10.2017

    В областной библиотеке имени Гоголя отметили сразу две даты, связанные с биографией известного знатока нашего края Юрия Попова. Карагандинских студентов и школьников пригласили в библиотечный зал на 80-летний юбилей и 55-летие творческой деятельности краеведа.

  • Надбавка за "био" 23.09.2017

    Первым агроформированием Карагандинской области, решившим перейти на выращивание органической продукции, стало ТОО «Найдоровское». Со следующего года тут стартует трехгодичный процесс сертификации, и в 2020 году первая биопродукция пойдёт на экспорт.

  • Не дай себе засохнуть! 21.09.2017

    Что делает воду из природного источника, будь то родник или лесной ручей, чистой, как кристалл? Оказывается, чудо-бактерии, пропускающие частицы воды сквозь себя, очищая ее и наполняя полезными свойствами. В воде из недр земли живут эти невидимые кудесники, насыщая каждую каплю минеральной питьевой воды аминокислотами, витаминами, ферментами и органическими веществами.

  • Сервис для электромобилей 19.09.2017

    В Казахстане приступили к масштабной установке сети зарядных станций для электрокаров, сообщила пресс-служба Ассоциации казахстанского автобизнеса (АКАБ).

  • Летит почта заказная 16.09.2017

    Читать за завтраком свежую прессу - это ли не одна из составляющих доброго утра? Вот только оперативность доставки печатных периодических изданий оставляет желать лучшего. Даже по признанию самого почтового оператора - АО «Казпочта», на сегодняшний момент это один из главных проблемных вопросов в их работе.

  • Пришел, увидел, победил 16.09.2017

    Гонка в стиле широко известных соревнований по танковому биатлону, которые регулярно проходят в рамках ежегодных Международных армейских игр на подмосковном полигоне Алабино, развернулась на территории учебного центра Национальной гвардии РК, расположенном близ поселка Карабас. В этот день гвардейцы выясняли, кому достанутся звания лучшего механика-водителя и лучшего экипажа БТР-80.