22 ноября 2016 года 457

Зачем охотнику дичь?

Автор: Петр ЖУКОВСКИЙ

Проблема возможного запрета весенней охоты на водоплавающую птицу продолжает волновать как горячих любителей этого досуга, так и защитников природного биоразнообразия. На пресс-конференции, проведенной областной территориальной инспекцией лесного хозяйства и животного мира, большая часть ее участников (в основном природопользователей и представителей охотничьих хозяйств) высказалась против запрета. Особенно любопытным прозвучало слово директора ТОО «Карохотрыбпром» Анатолия Буркова, с которым беседует наш корреспондент.

– Анатолий Иванович, вы – стойкий противник запрета на эту охоту…
– Если бы конференция проходила не в будний день, а в выходной, пресс-зал, собравший человек 20, вряд ли вместил бы всех желающих высказаться отрицательно по этому поводу.
– Ну эмоции-то и так били через край, а вот причины протеста… Что все-таки, на ваш взгляд, самое-самое, голосующее за весеннюю охоту?
– Во-первых, в дикой природе утка (а именно о ней идет речь в первую очередь) – вид многочисленный, как, допустим, тот же карась, и угрозы ее исчезновения нет. Тем более от весенней на нее охоты. С чем, собственно, согласны даже сторонники запрета.
– Большую воду на вашу мельницу пролил на конференции главный охотовед ассоциации «Кансонар» Сергей Леонтьев, назвавший такие красноречивые цифры: в Казахстане 164 тысячи охотников; в весенней охоте-2016 на уток участвовали 19 тысяч и добыли менее 1 процента от общей стаи в 11,5 млн птиц. Так что бояться охоты нечего – утки у нас много.
– Совершенно верно: охота лишь один из побочных факторов возможного уменьшения численности водоплавающих! Но далеко не главный.
Чуть отвлекусь от утки и приведу пример по тетереву, который есть в наших хозяйствах. Около пяти лет назад его стало даже визуально мало; он стал крайне осторожным. Я сначала тоже было подумал: охотники! Но и в глухих местах, куда они не добираются, наблюдалось бестетеревье. Степные пожары? Возможно. Но затем буквально за пару лет его популяция резко возродилась. При том что пожары и охота продолжались. То же самое, кстати, случилось и с зайцем: наблюдалось в Жезказганской области, где у нас есть хозяйство, и в соседней России.
– Может, запрет последует в качестве превентивной меры? Уж лучше, как говорится, соломку подстелить заранее, а не дожидаться ситуации грани исчезновения.
– Если с прицелом «соломки заранее» (который, мне кажется, скорей, «на всякий случай»), так давайте вообще запретим всякую охоту да заодно и рыбалку – все целей будет!.. Что же до сегодня, то грань исчезновения утки не просматривается даже на далеком горизонте.
Вот в 1986-м прошлого столетия после почти 20-летнего запрета весеннюю охоту разрешили. Если бы именно она выбивала дикую утку, то последняя уже давно приказала долго жить. К слову, тогда сняли запрет еще и потому, что развелось слишком много селезня (по данным науки), на которого и ведется охота до сих пор.
Такая подробность из жизни водоплавающих. Гусь, как и лебедь, моногамен: одна подруга навсегда, которой он помогает высиживать птенцов. Утка же полигамна, и сама растит утят. А селезней в природе почему-то рождается больше (чтобы их стреляли?), и бедная утка порой не знает, куда от кавалеров деться. Сам наблюдал однажды катящийся по берегу «колобок» – одна утка и 9 (!) селезней. Так она, спасаясь от самцового гарема, плюхнулась в воду в двух метрах от меня. Селезни последовать за ней побоялись.
– Засилье селезня тоже вполне логично, но… Может, ларчик неприятия запрета на весеннюю охоту открывается проще – финансовыми для вас в этом случае потерями?
– Так природопользователи и охотники этого и не отрицают! Мы берем у государства охотугодья в аренду. Оно же нам не выделяет ни копейки! Живем только за счет продажи охотникам путевок. А ведь на эти малые деньги надо делать свои немалые дела: проводить учет, устанавливать на местах аншлаги, охранять и проч., и проч. Но чтобы нормально вести хозяйство без постоянно протянутой в призрачной надежде на дотации руки, наша охота, в том числе и весенняя, должна быть в 10 раз дороже, как в цивилизованном мире.
Вот, к примеру, у нас путевка на отстрел копытных стоит 100 долларов, а для иностранцев – 2000. И они охотно выкладывают эти денежки: во-первых, у них дома это обходится еще дороже; во-вторых, наши, можно сказать, первозданные условия степей с дикими животными, водоемов с дикой уткой дарят им настоящий охотничий адреналин (в окультуренных до состояния почти парка-тира Германиях такого не встретишь).
– Так что – и для родного, отечественного охотника установить такие расценки? Кто же из наших сможет платить такие бешеные деньги? Разве что «крутые»…
– В Астане, допустим, уже такое делают: 500 долларов в сутки за охоту на гуся. Правда, аппетиты у наших «крутых» немереные. Знаю пару тому случаев. Когда трое охотников настреляли… 362 гуся! Спрашиваю: зачем вам столько? – «Вошли в азарт, не могли остановиться! А лишнюю птицу раздали знакомым». И второй, не менее варварский. Двое рыболовов набили полный садок 1-1,5-килограммовыми сазанами (не клев, а жор был без остановки). Стояла страшная жара, и рыба через сутки у них уснула – сдохла. Они вытрясли ее в камыши (это было похоже на массовый замор), а утром наловили еще 80 кг (?) свежего сазана…
– Вот, очевидно, и опасения за возможную реальность подобной картины заставляют голосовать за закрытие весенней охоты на водоплавающую дичь.
– Так это речь скорей о браконьерах! С ними-то борьбу ведем постоянно и мы, и инспекция лесного хозяйства и животного мира, и природоохранная полиция, и ПО «Охотзоопром»… Что же до большинства настоящих охотников, то для них весенняя охота на водоплавающую действительно праздник души, общения с природой после долгой зимней спячки, когда все покрывается нежной зеленью, поют жаворонки, приходит тепло. Да и не только это.
Сегодня ведь условия охоты сильно изменились. Помню, лет 30 назад мы грузились впятером в «Запорожец» с минимумом багажа и охотились недалеко от города. Сейчас двоим с неподъемным цивильным багажом с трудом хватает «Ленд Крузера». И место охоты, как правило, за сотни километров. В общем, весь этот прицеп к процессу обходится дороже, чем охотничья добыча.
Да и потом, сейчас охотники редко везут утку домой. Что с нее, бедолаги, возьмешь? Только пух и перья! Дома же с ней надо возиться, ощипывать, опалить, а мяса – с гулькин нос. Так что обходятся шулюмом на природе.
– Кстати, ваши оппоненты – сторонники запрета говорят: запретим на 2-3 года, а потом, может, и опять отменим.
– Но вы же знаете мудрое народное наблюдение: нет у нас ничего более постоянного, чем временное! Запретить одним росчерком пера легко, а вот потом отменить запрет – проблема. А ведь проект соответствующего приказа на запрет охоты уже подготовлен…
Я так скажу: все нужно делать по уму. Прежде всего свое слово должна сказать наука, основываясь на точных сегодняшних, а не на десятилетней давности фактах и анализе ситуации. Возможно, надо делать это на международном уровне, ведь ареал обитания дикой утки охватывает несколько стран, а через Казахстан она большей частью пролетает, останавливаясь у нас всего на день-два. Возможно, следует уточнить, перенести сроки охоты, снизить разрешенное количество отстреливаемого селезня, действовать дифференцированно в зависимости от конкретных условий, предпринять еще какие-то меры. Допустим, у меня весенняя охота ведется только в двух хозяйствах из 14.
И еще. Ни в коем случае не доверять решение проблемы чиновникам! Ведь некоторые из них только откровенно
стригут «акшу» в свой карман: а после нас хоть потоп! Другие работают на пиар. Третьи вообще ни в чем «ни бум-бум». Согласитесь, проблема весенней охоты на водоплавающую дичь отнюдь не простая, и окончательный вердикт «за» или «против» должен быть выверенным и объективным.

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • За ёлочку ответят 12.12.2017

    С нынешнего года незаконная вырубка хвойных в предновогодний период влечет уголовную ответственность.

  • Ёлки - не палки 09.12.2017

    Вы хотите получить живую елку на Новый год совершенно бесплатно, и не только для того, чтобы украсить ею свой дом, но и впоследствии высадить зеленую красавицу на одной из городских аллей? Тогда участвуйте в акции «Елки - не палки».

  • Быстрее, лучше, умнее 07.12.2017

    В Приозерске завершились сертификационные испытания спасательных собак.

  • Стирая границы 05.12.2017

    На минувшей неделе к воспитанникам детского дома «Кулыншак» приехал звездный посетитель. Ребята смогли пообщаться, сфотографироваться на память и взять автографы у трехкратного чемпиона Азии, серебряного призера Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро Василия Левита.

  • Без выхлопов и контролеров 30.11.2017

    Если электробус, колесящий по улицам Караганды, выдержит испытания, то, возможно, уже со следующего года многие автопарки областного центра начнут переходить на экологичный вид транспорта.

  • Держа равнение на флаг 28.11.2017

    Около сотни карагандинских школьников приняли кадетскую присягу. Держа равнение на Государственный флаг, они поклялись перед своими родителями и педагогами, которые пришли поддержать их в этот торжественный день, быть честными, ответственными, дисциплинированными и хранить верность Казахстану и Главе государства.

  • Товары - почтой 21.11.2017

    Казахстанцы возвращаются к услугам традиционных почтовых серверов: после двухлетнего спада объем вырос сразу на 18% за год, до 25,5 млрд тенге, отмечает мониторинговое агентство Energyprom.kz. 

  • Он уважать себя заставил 18.11.2017

    Лауреатом Национальной премии «Человек года» в номинации «На службе Отечеству» был признан командующий войсками регионального командования «Орталык» Национальной гвардии РК генерал-майор Еркин Ботаканов.