24 сентября 2016 года 1295

Караганда и вокруг нее

Автор: Юрий Попов, краевед

СМОТРЕТЬ СТРАНИЦУ ПОЛНОСТЬЮ, С ИЛЛЮСТРАЦИЯМИ

Первый Совет рабочих депутатов продержался на Успенском руднике до середины июля 1918 года. Затем произошел контрреволюционный переворот в Сибири, затронул он и эти места. Многие совдеповцы были арестованы, находились в Акмолинской тюрьме. Заключению подвергался и Иван Архипович Неуймин. Освободили его под денежный залог, и он вместе с семьей тайно выехал в г. Полевской (ныне в Свердловской области). Судьба его оказалась в тридцатые годы трагичной. Прославленный «красный директор» был необоснованно репрессирован и погиб в Воркуте в 1938 году. Дочь революционера Марионелла Ивановна Неуймина, родившаяся в 1916 году на Спасском заводе, долгое время хранила архив отца. Недавно она передала его в музей г. Полевского. Здесь среди других интересных документов сберегается свидетельство далеких дней из революционной хроники поселка Успенского.
«В номере за 4-е декабря 1989 года в газете «Джезказганская правда» был напечатан очерк краеведа Ю. Попова «По закону династии» о семье Самодиновых, где упоминалось имя Хасена Мусина, рабочего Спасского завода, отца моей матери Данет Мусиной. Мы, внуки, мало что знаем о своем дедушке и надеемся, что ваша газета расскажет о нем. Недавно у меня родился сын. Мы назвали его в честь прадеда Хасеном», - пишет Е. К. Кошанов, житель Агадырского района.
Хасен Мусин (1888-1928) – один из активных участников становления советской власти в Сарыарке, сподвижник И.А. Неуймина. Однако его жизнь и деятельность не получили широкого отражения в литературе, и вполне понятно желание потомков Хасена Мусина узнать о нём как можно больше.
Выходец из бедной кочевой семьи, Хасен Мусин окончил аульную школу, а затем и заводскую на Спасском заводе. Когда Хасену исполнилось двадцать лет, он стал рабочим этого завода, где вскоре сблизился с группой революционно настроенных уральских рабочих, которых владельцы завода англичане пригласили на работу. Журналист И. Костюков писал по этому поводу в газете «Индустриальная Караганда» 18 июня 1966 года: «С приездом уральских рабочих стала формироваться и расти организация РСДРП. В ее состав входили рабочий уральского завода Яковлев, заведующий заводским складом Коровин, машинист узкоколейной железной дороги Лука Фалькевич, рабочие Хасен Мусин, Терентьев и другие. Зимой партийные собрания проводились на квартире у Терентьева, а летом рабочие уходили в степь и под видом игры в городки решали партийные дела».
«С радостью встретили известие о Февральской революции в Петрограде, - пишет рабочий А. Иманбаев, - рабочие спасских предприятий. Повсюду шли массовые собрания трудящихся, на которых выступали рабочие Фалькевич, Арапов Дуйсен, Мусин Хасен и другие...».
В мае 1917 года рабочие выдвинули Хасена в Совет рабочих депутатов, затем членом центрального фабрично-заводского комитета Спасского медеплавильного завода. Работая под началом Ивана Архиповича Неуймина, бывшего рабочего Полевского завода на Урале, Мусин активно борется за улучшение условий быта и жизни заводчан-казахов.
27 марта 1918 года комитет завода принял решение о национализации Спасского завода, Успенского рудника и Карагандинской копи. Декрет Совета народных комиссаров РСФСР от 11 мая 1918 года «О национализации Спасского медеплавильного завода» подписал В. И. Ленин.
3 июня 1918 года в Акмолинске произошел контрреволюционный переворот. Власть захватило Сибирское временное правительство. В своем историческом романе Сакен Сейфуллин писал: «Начались повальные аресты рабочих Караганды, Спасска и Успенки. Были арестованы Орынбек Беков, П. Юмашев, Блудин, Ушаков, Хасен Мусин». Арестованные позже были освобождены за большой денежный залог.
Сразу же после освобождения Спасского завода от белогвардейцев здесь 10 декабря 1919 года состоялось общее собрание рабочих. «Собрание, выслушав краткий доклад военного комиссара Зиновьева о настоящем политическом положении и будущей жизни, постановило избрать временный фабрично-заводской комитет Спасского завода из трех человек: одного представителя из киргизов, одного от русских рабочих и одного от служащих. Из предложенных кандидатов большинством голосов избраны: от киргизов – Хасен Мусин, от служащих – Миловидов В.Н. и от русских рабочих – Самодинов И.И.»
В протоколах заседания комитета фамилия Хасена Мусина встречается постоянно. 25 мая 1920 года фабзавком постановляет «командировать тов. Мусина в район Успенского рудника для найма рабочих на Карагандинские копи».
В 1920 году Мусин вступает в ряды коммунистической партии. В 1923-1924 годах он народный судья в Акмолинске, в 1924-1928 годах - секретарь, затем председатель Тонкерисского волостного исполнительного комитета Акмолинского уезда. Писатель Сабит Муканов в книге «Школа жизни» пишет о своей встрече в 1928 году с Хасеном Мусиным: «Секретарем Тонкерисского райкома партии в тот же год был избран Хасен Мусин. В народе его прозвали Хасен-Мусен, как бы подчеркивая этим всю простоту общения с ним. Ему было сорок лет, но выглядел он гораздо старше, как обычно выглядят невысокие люди с щуплым телосложением. Человек многоопытный и многострадальный, он много перевидал за свой век, и люди шли к нему и за советом, и горем поделиться. Он, как и подобает настоящему пролетарию, отлично разбирался в политических вопросах, много читал...».
Осенью 1928 года жизнь Хасена Мусина трагически оборвалась, но имя его не забыто. В честь него названа улица в г. Караганде. Краткие сведения его биографии приведены в первом издании энциклопедии «Караганда. Карагандинская область», Алма-Ата, 1986.

Тараненко из Шокая и Спасска
Как краевед полвека занимаюсь изучением различных сторон жизни Сарыарки. Видел сотни курьезных документов из личных архивов старожилов. Но вот на столе очередная коллекция подлинников фотографий, писем и иных документов, многим из которых уже более 100 лет. Они говорят сегодняшним жителям Астаны, Караганды, Баймырзы, Ботакары, Спасска о тогдашней жизни в этих местах. Хранитель этих раритетов – житель Санкт-Петербурга, геолог, мой ровесник Александр Николаевич Абоскалов. Обращаюсь к нему с вопросами.
- Александр Николаевич, как сформировалась уникальное собрание?
- Большинство этих фотографий знакомы мне с детства: видел их в Омске в доме Гореликовых – моей бабушки Анны Исидоровны (1895-1978) и дедушки Петра Степановича (1887-1970). Именно здесь я родился в октябре 1938 г. Потом коллекция росла за счёт собрания бабушкиной сестры Марии Исидоровны Мокроносовой-Григорьевой (1901-1988) и архива моего тестя Ивана Ивановича Тараненко (1906-1991).
Молодые годы всех названных здесь людей пришлись на Спасский завод, где занималась выплавкой меди английская компания «Спасские медные руды».
- Что же собрало этих людей на казахской земле?
- В 1906-1907 гг. в связи с увеличением производства меди компания активно приглашала рабочих из разных областей тогдашней России. Именно в эти годы встретились здесь семьи переселенцев, бывших крестьян, оставивших свои крохотные земельные наделы в надежде на лучшую долю. И среди них украинцы братья Иван Дмитриевич (1876-1919) и Сергей Дмитриевич Тараненко (1878?-1916?) из села Сухины Каневского уезда Киевской губернии, белорусы отец и сын Гореликовы из села Гордуны Носовичского уезда Гомельской губернии, русская семья Мокроносовых из-под Невьянска Екатеринбургского уезда Пермской губернии. У моего прадеда Исидора Львовича Мокроносова (1870-1930) и его жены Александры Михайловны (1875-1960) было пятеро детей, младший из которых, Константин, родился уже на казахской земле, в Петропавловске. Пётр Степанович Гореликов, работавший в заводской бухгалтерии, осенью 1912 г. женился на дочери плавильщика меди И. Л. Мокроносова Анне.
— Известно ли, кто автор фотографий?
— Автором большинства фотоснимков коллекции, сделанных на заводе, является Иван Дмитриевич Тараненко. Принятый англичанами на работу в 1907 г. столяром, он вскоре увлёкся фотографией, что в те годы ещё не было широко распространённым занятием. Он даже обустроил фотоателье, обеспеченное студийным освещением и необходимым реквизитом. Для этого он установил рабочие контакты с известным акмолинским фотографом Константином Павловичем Шаховым, использовал фирменные материалы его типографии. По сути, это был маленький филиал заведения Шахова на Спасском заводе.
— Что рассказывают снимки о жителях посёлка?
— Помимо многочисленных портретов своих родственников и знакомых, Иван Дмитриевич оставил нам ряд интересных бытовых сценок, запечатлел многие заметные события из жизни заводского посёлка.
Летом работники завода любили сниматься на живописных скалах урочища Байдаулет. Один из наиболее ранних снимков группы заводчан сделан здесь в июне 1909 года.
На другой фотографии мы видим группу людей, расположившихся перед верандой красивого каменного дома главного директора завода. Герберт Вульмер, высокий господин в пенсне, стоит в окружении своих помощников. На стульях рядом с ними их жёны в нарядных платьях. Тут же учителя Спасского русско-киргизского училища супруги Тимаковы – Василий Филиппович и Елена Тимофеевна. Тимаков – невысокий человек с усиками, в форменной тужурке, крещёный калмык, будущий директор училища. И на переднем плане – дети, все с музыкальными инструментами в руках. Балалайки, мандолины, гитары – струнный ансамбль. К сожалению, большая часть фотографий не имеет точной датировки. Исходя из возраста знакомых детей, отношу этот снимок к 1912-му, возможно, 1913 г.
— Знаю, что вы занимались поисками родственников англичан.
— На одной из фотографий запечатлён момент освящения Английского кладбища на Спасском заводе, которое проводил прибывший сюда епископ Герберт Бэрн. Даты этой церемонии мне установить пока не удалось, возможно, это происходило летом 1910-го или 1911 г. Первый англичанин погиб здесь при несчастном случае у плавильной печи 29.03.1908 года. Это был Эдвин Гордон Норт – 40-летний инженер-металлург, работавший ранее в испанской горнорудной компании Рио-Тинто. Каменный памятник ему на снимке – справа. На второй могиле, вероятно, более поздней, памятником служит колонна, отлитая из меди. По воспоминаниям моей бабушки, которая присутствовала на этом молебне, второй англичанин умер от оспы. Имя его мне неизвестно.
Через интернет-сообщество я отыскал внука Э. Г. Нортона – Джереми. От него было ответное послание:
«2012-01-08
Дорогой Александр,
Как же Вам повезло жить в Санкт-Петербурге!
Я люблю этот город, который я посещал дважды, когда проводил в России неделю в месяц в течение трех лет. У меня был очень хороший переводчик, бывший сотрудник КГБ, поэтому мне не приходилось учить русский. Я участвовал в проекте ЕЭС, которое занималось открытием предприятий и обучением персонала, поэтому, в числе прочих мест, я был в Томске, ближайшем к Спасскому заводу.
У меня очень теплые воспоминания о России и о коллегах, с которыми я там познакомился. Все были очень дружелюбны и приветливы.
Материалы, которые Вы прислали, прекрасны, большое Вам спасибо. Я искал в Google Спасский завод, пытался найти фотографии, но зашел в тупик. Я даже связался с американской семьей, которая владела шахтой тогда. Конечно, все официальные записи того времени, кажется, были утеряны, когда коммунисты вступили в правление. Боюсь, что у меня нет ничего, кроме фотографии, которую я опубликовал в интернете.
Все, что я знаю, - это то, что моя бабушка (жена Эдвина, которая не поехала в Сибирь) знала, что он умер, пытаясь спасти сослуживца. Они стояли на мостике у печи. Человек стал падать, Эдвин пытался спасти его, но они оба погибли в печи. Я бы очень хотел знать, правда ли это, остались ли какие-то официальные записи об инциденте, увидеть фотографии рудника того времени и узнать, какова была жизнь в Сибири тогда.
Если Вы приедете в Лондон, дайте мне знать, так как я бы очень хотел познакомиться с Вами.
Джереми Норт».
А этот снимок, сделанный с колокольни местной церкви, я считаю шедевром фоторепортажа. Фотограф заснял момент объявления воинского призыва. Началась Первая мировая война, столетие которой мы будем отмечать в этом году. На площади у церкви собралось всё местное население. Женщины с детьми на руках. В центре толпы – директор Герберт Вульмер в окружении военных мундиров. Ни одной улыбки на лицах. Ещё не убраны праздничные гирлянды, ещё полощутся флаги расцвечивания, но всем понятно: мирная жизнь кончилась.
— Прокомментируйте этот снимок молодой женщины в шляпке.
— Это Паня (Прасковья) Бондарева, землячка П. С. Гореликова из соседнего с Гордунами села Перерост. Жила в Ботакаре. Тогдо село знали как Санниковское.
Обладала сильным и редким по красоте голосом – это прежде всего отмечали все слышавшие её пение.
— Перейдем к текстовым документам…
— В своей автобиографии Иван Иванович Тараненко, сын Ивана Дмитриевича, сообщает: в связи с ликвидацией завода в 1917 г. мы с мамой переселились в Шокай (Покорное), где уже жила семья младшего из братьев Тараненко Сергея Дмитриевича. По воспоминаниям его дочери, Надежды Сергеевны Тараненко-Татрик, в 1915 г. отец был мобилизован и попал на фронт. Вернуться домой ему не было суждено: попал в австрийский плен, погиб при неудачной попытке побега. В Шокае у них с женой были две дочери – Вера и Надежда. Сын Виктор родился уже после ухода отца на фронт.
Иван Дмитриевич, будучи мобилизованным, на фронт Первой мировой не попал, служил в одном из запасных казачьих полков в Омске. Вернулся в Шокай в конце 1917 г. Но уже в январе 1919-го умер от тифа – самой распространённой болезни времён Гражданской войны. Похоронен на местном кладбище. Так преждевременно оборвалась жизнь человека, разносторонне одарённого, активного, оставившего нам зримые свидетельства жизни той эпохи. После смерти отца Ваня, которому ещё не было 13 лет, пошёл в батраки, чтобы заработать средства на жизнь. Пять лет он не имел возможности учиться и лишь осенью 1923 г. поступил в Акмолинскую среднюю школу-девятилетку с педагогическим уклоном.
В период учёбы он с группой друзей активно участвовал в культурно-просветительных мероприятиях, в том числе в спектаклях профессиональных антрепризных групп, приезжавших в Акмолинск, в частности, с труппой достаточно известного в то время театрального режиссёра Помпы-Лирского. Все знавшие Ивана Ивановича в эти годы отмечают, что он хорошо играл на баяне и скрипке.
«Отзыв. 20 мая 1928 года. Город Акмолинск.
Настоящим удостоверяю, что с момента приезда моего в город Акмолинск в 1925 году с труппой артистов из города Свердловска я отлично знал т. Тараненко И. И. как активного участника в деятельности культурно-просветительной работы 1925 – 26 – 27 – 28 годов, заключавшейся в лично-охотливом участии как в драматических спектаклях, так и музыкально-вокальных вечерах, к которым он относился с должным вниманием и аккуратностью, за что вполне заслуживает как от всей драмгруппы, так и лично от меня как режиссера, автора и актера личной благодарности и уважения.
Режиссер Помпа-Лирский».
Окончил школу в 1927 г., когда ему шёл уже 21-й год. В это время Иван Иванович активно проявил себя, выступая в защиту интересов студентов педагогических техникумов на совещаниях учителей и в печати.
Газета «Советская Степь» (г. Петропавловск) в номере за 6 марта 1927 г. сообщает: «В Кзыл-Орде состоялся Первый всеказахстанский съезд учителей и мугалимов Казахстана. Выступал Тараненко. Говорил он о жизни студентов в педтехникумах. Получают грошовую стипендию, а если куда и пишут свои жалобы, то их преследуют разные госорганы и лица, близкие к ним».
После окончания школы молодой учитель был направлен заведующим начальной школой в село Петровское тогда Революционного, а теперь Астраханского района Акмолинской области. Осенью 1930 года уехал в Ленинград, чтобы учиться на химическом факультете Педагогического института имени Герцена. Уехал вместе со своим другом Августом Александровичем Кортелем. Почему так случилось? Георгий Августович Отто 2 февраля 1992 года написал из города Видное Московской области: «В Шокае мой старший брат Ян и сестры Альвина и Лидия дружили с Иваном Ивановичем. Он часто бывал у нас в доме. Устраивали деревенские вечеринки. Главным исполнителем был Иван Иванович. Он хорошо играл на гитаре и скрипке. Ян после окончания техникума поехал в далекий Ленинград, поступил в институт им. Герцена на химический факультет. Во время каникул он уговорил Ивана Ивановича и их общего друга Кортеля последовать его примеру. Таким образом они стали ленинградцами».
В августе 1967-го А. А. Кортель и И. И. Тараненко вдвоём вновь побывали в местах своей молодости, посетив Покорное, Петровское и Целиноград. Иван Иванович имел с собой фотоаппарат. Казахстанская коллекция пополнилась новыми снимками.
— Вы сейчас занимаетесь систематизацией документов и…
— И предстоит сложная работа по расшифровке всего собранного. Только к «Спасскозаводскому» десятилетию (1908-1918) относится более 90 фотографий. Буду рад, если наша беседа заинтересует читателей. Наверняка среди них найдутся потомки земляков Ивана Ивановича Тараненко по Спасскому заводу и Шокаю – Покорному – нынешней Бай-мырзе, которые хранят старые фотографии с изображениями своих предков.
— Проследим дальнейшие годы жизни Ивана Ивановича Тараненко.
— После окончания института в 1934 году работал в школах № 14 и № 222 г. Ленинграда. 27 июня 1941 года призван в армию, направлен в 142-й эстонский полк, в химический взвод. В результате контузии взят в плен и находился в лагере близ г. Шяуляя. В июне 1944 года совершил побег. Партизанил. Затем служил в разных воинских внутренних частях Литовской ССР.


Мы жили на Спасском заводе
В совхозе «Есенгельдинский» я отметился в 1963 году. Месяц отработал копнильщиком на комбайне и скирдовании соломы. Полевой стан был отлично оборудован. Общежитие и столовая нареканий не вызывали. Рядом голубели чистые плесы реки Исень, откуда Леша Чебан приносил к ужину пятикилограммовых щук.
Прошло еще 25 лет, и на стол легло письмо из Есенгельдов. Написал его Федор Семенович Тупицын. «Читаю Ваши заметки в областной и районной печати. Встречаются знакомые имена. Детство и юность прошли на Спасском заводе, а это 80 лет назад». Лаконичные строки требовали пояснений, и я ответил корреспонденту. Привожу его выверенные ответы на подборку моих вопросов.
«1. Отец Семен Анисимович Тупицын начало века встретил в Кокчетавском уезде. Крестьянствовал то в станице Сандыктавской, то Большебалыкской. В семье 9 детей. Нужен постоянный заработок. И отец местом работы выбрал Спасский завод, где уже жили родственники по линии моей мамы. У них была собственная землянка за речкой Кокузек. Поселок тоже носил это имя. Когда мы всей семьей отправились в путь, то пришла пора мне родиться в Акмолинске 5 июля 1906 года.
2. Из Кокузека переехали на территорию Спасского завода. Здесь строились дома барачного типа, но с отдельными входами. Администрация выделяла лучшие квартиры специалистам высокого класса – литейщикам медеплавильного завода. Мы одно время домовничали в таком общежитии над речкой. Соседи – Калмыковы и Пелагея Тогусова, служившая у англичан горничной. Следующая дислокация семьи – дом рядом с больницей. Здесь помню семью Тимченко. У них трое детей – Афиноген, Ирина и мой ровесник Иван. Третья квартира у каталажки, так называлась камера предварительного заключения. Соседи – Григорьевы, Трифоновы, Гололобовы, Синенко…
3. Облик завода сегодня представляю в таком раскладе. Высокие корпуса, закопченные трубы. Отдельные кирпичные дома. Ряд жилых бараков из серого камня, привозимого из сопок Аршалы. Выше всех по склону красовалась православная церковь из кирпича. Рядом с ней застыли две игрушечные пушечки. Из них стреляли холостыми патронами в Христов день, т. е. на Пасху, и в другие праздники. От церкви хорошо просматривались улицы. На одной жили священник и служащие. На второй, ближе к речке, стояли весовая, смешанный магазин, больница, бойня, верблюжий и конный дворы. Несколько особняком в сторону Караганды выделялись контора, медеплавильный завод, электростанция и мельница. Чтобы попасть в Кокузек, надо было перейти речку по плотине из толстых бревен. Здесь улиц не было, Жило много казахов, и около землянок они ставили юрты. Торговали лавки Кубрина, Черных, Ефремова. Магазинчиками владели и татары Тажетдиновы. От руки составил план заводских зданий. Прилагаю его к этому письму.

(Продолжение следует)

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Прошлое для будущего 18.05.2017

    Каркаралинский филиал облгосархива создан в 1966 году. Его основателем и первым директором с 1966-го по 1979 год был Сыздык Рахимбеков, участник Великой Отечественной войны, кавалер ордена Красной Звезды. 
    Его на посту директора сменила Бактылы Тапен, проработавшая в филиале с 1979-го по 2006 год и много сделавшая для улучшения работы архивной службы Каркаралинского района.

  • Народная память 13.05.2017

    80-летний юбилей заслуженного деятеля РК, уроженца Актогайского района Дартая Садуакасова совпал с такой же круглой датой областной архивной службы. 

  • Герои живут вечно 06.05.2017

    В преддверии 9 Мая в редакцию «Индустриальной Караганды» поступает много писем и воспоминаний о фронтовиках. Героев Великой Отечественной остается все меньше, и теперь дети, внуки и племянники пишут о своих родных людях, которых уже нет в живых. Родственники фронтовиков Дуйсенбая Торгаева и Калкена Макенбаева тоже сочли своим долгом почтить память отцов и дедов. Оба казахстанца, не знакомые друг с другом, были участниками знаменитой Сталинградской битвы, переломившей ход Великой Отечественной войны. И будь они живы сейчас, им было бы что вспомнить.

  • Первомай объединяющий 29.04.2017

    Традиция торжественно отмечать первый день мая имеет смешанное происхождение. С размахом встречали весну в мае древние греки, а больше 130 лет назад в этот день американские рабочие организовали массовую забастовку, которая закончилась кровопролитными столкновениями с полицией. Так появился День солидарности трудящихся. Нашему уникальному казахстанскому Первомаю в этом году исполняется 11 лет.

  • Цена спасенных жизней 25.04.2017

    Больше 30 лет прошло с момента аварии на Чернобыльской АЭС, а проблемы ликвидаторов последствий этого страшного события остаются прежними. Волнует чернобыльцев многое: это и мизерные пособия, и жилищный вопрос, и самое главное - медицинское обслуживание. Ликвидаторы в целом недовольны качеством своей жизни, они заслужили намного большего внимания со стороны местных исполнительных властей.

  • Символ знаний и свободы 25.04.2017

    В годы Великой Отечественной войны только из Казахстана на фронт ушло более пяти тысяч женщин. Оставшиеся миллионы добывали свою Победу на втором фронте - в тылу. И среди них была Фагима Закирова, один только год рождения которой определил ее судьбу.

  • По следам Тамерлана 20.04.2017

    Одна из любопытных достопримечательностей Улытау - сопка Алтыншокы. Все, кто имеет возможность побывать в этих краях, обязательно посещают это историческое место. Чем же оно знаменито? Об этом рассказал директор Жезказганского историко-производственного музея им. К.И. Сатпаева Кенжал Балкенов.

  • Звезды, указывающие путь 11.04.2017

    Достопримечательность Казахстана попала в топ направлений темного туризма. Наша страна в списке представлена мемориалом погибшему экипажу «Союза-11», который расположен в Карагандинской области недалеко от Каражала.

Весне дорогу!