22 сентября 2016 года 1086

Караганда и вокруг нее

Автор: Юрий Попов, краевед

СМОТРЕТЬ СТРАНИЦУ ПОЛНОСТЬЮ, С ИЛЛЮСТРАЦИЯМИ

Юрий Попов, краевед

(Продолжение. Начало в №№ 108-113, 115-117, 121-122 )

Окончив в Акмолинске трехмесячные курсы, молодой командир пулеметного расчета Мартбек Мамраев вступил в сражение с фашистами у стен Сталинграда. Три месяца ожесточенных боев и ранение в голову. Госпиталь в Саратове, после которого его направили в военно-пехотное училище. Только в августе 1943 года солдат из Караганды вновь встретился с однополчанами 12-й гвардейской стрелковой дивизии. Через некоторое время в боях за город Димитров был награжден орденом Красного Знамени.
В конце сентября советские войска вышли к Днепру. Предстояло форсировать реку. Солдаты стрелкового батальона, среди которых был и Мамраев, залегли в укрытии. Задача была предельно проста: прорваться на правый берег по остаткам моста и захватить плацдарм. Двенадцать человек глухой ночью 29 сентября 1943 года пошли на штурм.
Много написано добрых слов о доблести сынов Отчизны в боях за Днепр. Есть солидные книги и научные исследования. И должен сказать, что земляк-шахтер является национальным героем не только Казахстана, но и Белоруссии. В шестом томе Белорусской Советской энциклопедии сказано: «Мартбек Мамраев – участник боев за освобождение Белоруссии. Герой Советского Союза (15 января 1944 г.). На фронте с 1942 года, командир пулеметного расчета. В Комаринском районе Полесской области в ночь на 29 сентября 1943 года огнем пулемета, прикрывая переправу роты, в числе первых форсировал Днепр, отбил три контратаки противника. 1 октября 1943 года был тяжело ранен, но не покинул поле боя».
Три дня и три ночи двенадцать человек отражали бешеные атаки врага. Погиб командир взвода лейтенант Волков, и Мамраев принял командование на себя. Не умолкал пулемет, хотя бойцов оставалось все меньше и меньше. В живых остались трое: старший сержант Мамраев и рядовые Гусаров и Шевченко. Они и встретили своих однополчан, когда те предприняли мощный штурм преграды. В марте 1944 года Мамраев вернулся в Караганду. Парторг шахты имени Жданова, первый секретарь Ленинского райкома партии, заместитель председателя исполкома Карагандинского городского совета депутатов трудящихся. С 1958 года на протяжении 20 лет трудился в Химико-металлургическом институте АН Казахской ССР.
Мартбек Мамраевич Мамраев прожил долгую жизнь. И на протяжении всех лет он с достоинством пронес свое высокое звание шахтера, солдата, патриота, почетного гражданина Караганды. В здании ХМИ АН РК установлен его бюст. В Каркаралинском районе один из сельских округов носит его имя.

Художник Аубакир Исмаилов
Собеседник взял авторучку и на титульном листе книги «Аубакир Исмаилов» из серии «Мастера изобразительного искусства Казахстана» написал: «Юрию Григорьевичу Попову – земляку, на память. А. Исмаилов. 18.03.1989 г., г. Алма-Ата».
Так я узнал, что заслуженный деятель искусств Казахской ССР, народный художник республики Аубакир Исмаилов родом из степей Сары-Арки. Уточнил место появления на свет.
— Бывший аул № 6, берег реки Шерубай-Нуры, урочище Инжар, недалеко от села Долинка. Мой род Кареке алтай...
Более чем в 20 музеях разных стран можно увидеть картины художника Аубакира Исмаилова. Об этом человеке написано немало статей, издан каталог произведений, репродукций его картин. И все же приходится с сожалением заметить, что имя художника не попало в энциклопедию «Караганда. Карагандинская область», мало известно в наших краях.
Поэтому с особым пристрастием расспрашивал художника о детских годах жизни, связях его с родными местами. Исмаилов поведал следующее.
— Родился я в 1913 году. Отец Исмаил Мусин кочевал по Шерубай-Нуре, пас скот. Иногда бросал чабанское дело, уходил то на шахты Караганды, то на Спасский завод. Работал у англичан. В 1920 году, после бурных событий гражданской войны, страшной разрухи и неразберихи, решился опять взяться за дело скотовода. Вернулся домой, но скоро умер.
Нас осталось четверо детей: Омар, Малика, Фатима и я. Там, где сейчас санаторий Джартас, был аул. Имелась и мечеть, а при ней школа. Я стал посещать ее вместе с Ауке Кенжиным, Мухаметжаном Сакбаевым. Преподавание вели священнослужители. Называли их Абдулиммолда, Акмолда, Тюркмолда. Я научился читать и писать по-арабски. Очень красиво рисовал буквы арабского алфавита, меня хвалили. Стал копировать священную книгу Коран. Закончив арабскую школу, попал в немецкую. В селе Долинка преподавание велось на немецком языке. Обучался у учителя Ганса Риммера, сносно заговорил по-немецки. Кое-какой запас немецких слов сохранил до сих пор. Одновременно освоил русский язык. Дело в том, что в 1919-1924 гг. постоянно посещал Спасский завод. Там жила сестра Фатима и ее муж Багаутдин Юсупов. Они дружили с Орынбеком Бековым, Нурмаком Байсалыковым, русскими рабочими. Где-то в 1925-м или 1926 году собрали на заводе большой караван. Демонтированное оборудование везли на Карсакпай. Взяли погонщиком меня. Ехали долго, охотились, ловили рыбу. В обозе был русский мужик Степан Иванович. Он научил меня готовить лески из конского волоса, крючок из иголки. Насадкой служила саранча. С тех пор рыбалка — одно из моих увлечений.
Биография Аубакира Исмаилова крайне интересна. Из Карсакпая он перебрался в Кзыл-Орду. Находит своего родственника Сакена Сейфуллина, и тот устраивает юношу в типографию газеты «Энбекши казах». Здесь действовала небольшая изостудия. Затем был Петропавловск. Над изостудией этого города шефствовал художник-москвич Г.А. Савицкий.
Вскоре изостудия была переведена в Омск, где и образовались изокурсы при художественно-промышленном техникуме им. М.А. Врубеля. В конце 1929 года Москва – Высший художественно-технический институт, затем графический факультет Московского полиграфического института.
Характерно, что художник в эти годы не терял связи с родными степями. Вместе с коллегой Н.И. Крутильниковым отправился в составе «красного каравана» из Петропавловска в Кзыл-Орду. В пути демонстрировали более ста произведений живописи, графики, прикладного искусства.
— Наши экспонаты, — вспоминает художник, — везли на телеге два верблюда. Возница – мерген Айдык. Рисовали в дороге его, юрты, степь, кочевников. На нас напали басмачи из шайки Кейке, разметали поклажу, но мы продолжали путь...
В 1932 году А. Исмаилов в Караганде, спускается в шахты, рисует. Рисунки и этюды выполнены тушью или карандашом. Запечатлены отдельные моменты тяжелого физического труда, наивысшего напряжения. Таковы работы этой серии: «В забое», «Тянут кабель», «Толкает вагонетку», «Строительство Караганды», «Шахтеры», «ЦЭС Энергостроя...». Так появились первые зарисовки шахтерского края.
Чем же был вызван приезд художника в шахтерский город в сентябре 1932 года?
На этот вопрос Аубакир Исмаилов ответил так: «В этот период я обучался в Москве, жил в Лефортово вместе с ребятами из Омска П. Решетниковым, В. Горяевым, С. Кудрявцевым. Мы участвовали в молодежных выставках объединения «Октябрь» при оргкомитете Союза художников. Здесь я узнал, что ЦК ВЛКСМ направляет в Караганду бригаду студентов-казахов из разных высших учебных заведений. Запомнил Зеина Шашкина — будущего писателя Тулегена Кайрамбаева, Гульжахан Балгамбаеву. Мы занимались выявлением беспризорных детей, их трудоустройством в интернаты или прямо на производство. Здесь я вспомнил, что мой отец был шахтером, добывал уголь обушком и лопатой. Но времена изменились. На шахты пришли первые механизмы. Обращение с ними людей я постарался передать в своих рисунках. Почти все они сделаны на шахте № 1 как под землей, так и на поверхности.
В Караганде я тогда повстречал ребят из своего аула, в частности, Кенжина Ауке. Когда мы уезжали из Караганды, с нами беседовали управляющий трестом «Карагандауголь» Корней Горбачев и его заместитель Жагипар Султанбеков...
— Второе памятное свидание с Карагандой, — продолжил далее мастер, — произошло уже в годы войны. Я пропадал на шахте им. Костенко, наблюдал строительство Федоровского разреза. Приобрел много друзей среди эвакуированных из Донбасса рабочих. Был восхищен трудом знаменитого батыра Битабара, перевыполнявшего норму забойщика в пять раз...
Впоследствии Аубакир Исмаилов постоянно возвращался к тематике угольной Караганды, индустриализации Сары-Арки. Появляются его картины «Караганда-Погрузочная», «Углеразрез в Караганде». Он рисует реку своего детства – Шерубай-Нуру, Каркаралинск, Темиртау. В таких произведениях, как «По долине Нуры», «В горах Сары-Арки», «Новые окрестности Караганды», «Преображенный родной край», «КарГРЭС», показаны красота, плодородие нашей земли, богатство ее недр.
Осень 1940 года художник провел в Москве. С собой привез эскизы для цикла картин «Восстание Кенесары Касымова». Портрет Кенесары исполнил акварелью, как и брата Наурызбая, степного стратега Агыбая и храбреца Бугыбая. В Москве А. Исмаилов встречался с художником С.В. Герасимовым, академиком Е.Е. Лансере, историком А.В. Шестаковым. Завершить намеченное планировал к двадцать пятой годовщине Октября.
В мастерской художника большое количество завершенных и незавершенных работ. Акварели привлекают внимание легкостью построения, радостным восприятием действительности. Его светоносная техника зримо передает естественную среду, окружающую человека.
— Исхожу из того, что природа – главный художник на земле. Ею созданы удивительные картины. Мы должны разобраться в них, понять их неразделенность, связанность со всем миром. Обычно я поступаю так. Собираю рыболовные принадлежности и еду на рыбалку. Конечно, в багаже все для работы над этюдами. Выбираю укромное место и закидываю удочки. Сижу над водой час, два, три. Успокаиваются нервы, забываются городская суета, шум. Остается только природа, которая зовет меня, мою душу в свой мир. И я вхожу в него как неотъемлемая частица всего вечного на земле. Начинаю делать наброски. Пейзажи я понимаю как сочетание цвета, ритма и лиричности. И все, что заметил от горизонта и до своих ног, я укладываю на бумаге в такой вот интерпретации.
Это только на первый взгляд кажется, что казахские просторы одинаковы везде. Нет, так не бывает. Степи Семиречья и Сары-Арки, к примеру, колоритны по-своему. Мастерство художника в том и состоит, чтобы зритель их не перепутал. Достигается различие по-разному. Через выражение каких-то деталей, восточных миниатюр, национальных фресок, присущих определенному региону. И над всем этим властвует контрастное сочетание цветов, эдакая солянка, которую не рекомендую поспешно глотать...
В жизни Аубакира Исмаилова не раз бывало и такое: время от времени от оставлял карандаш и кисть. Одно время много путешествовал по степи в поисках акынов, изучал национальную хореографию. Стал первым руководителем ансамбля народного танца Казахской ССР. С балетмейстером Д. Абдировым подготовил книгу «Казахские народные танцы». Затем работал в качестве режиссера и художника-постановщика в Казахском академическом театре драмы, в Республиканском театре юного зрителя. Исмаилов снялся в добром десятке художественных фильмов киностудии «Казахфильм», в том числе в лентах «Горизонты», «Ангел в тюбетейке», «Синий маршрут».
— Где можно увидеть ваши произведения о Караганде, родных местах?
— В разных музеях, хранилищах дирекций различных выставок.
— Перечислите их, пожалуйста.
— Это Государственный музей искусств Казахской ССР имени А. Кастеева, галерея поселка Атасу Джезказганской области, дирекция художественных выставок Министерства культуры Казахской ССР, Павлодарский областной музей советского изобразительного искусства, Карагандинский областной историко-краеведческий музей...
— Можно ли собрать воедино все ваши «карагандинские» произведения и показать их землякам?
— Безусловно, можно, но это хлопотное дело. Картины рассеяны по различным местам хранения. Выставка «Карагандинцам о Караганде» – это моя давнишняя и пока неосуществимая мечта.
Мы попрощались. Я пожал сильную руку художника, творчество которого остается почти неизвестным на его родине. Возможно, найдутся организации и люди, которые проявят интерес к работам Аубакира Исмаилова, их популяризации.
Скончался Аубакир Исмаилов в 1999 году в Алматы.

Александр Гейнс, Кадыр Матаев и Габиден Мустафин
Гора Жауыр являлась всегда верным спутником для кочевников Степи, потом немцев поселка Самаркандского и, наконец, жителей г. Темиртау. Уверен, что у многих старожилов было личное желание по проникновению в ее надежно скрытое прошлое. Попробую и я, как краевед, обратиться к загадке полуторастолетней давности.
В 1865 году через Сарыарку проследовала важная государственная комиссия по выявлению недостатков в административном устройстве Степного края. Одним из участников экспедиции был прибалтийский немец, уроженец Эстляндской губернии полковник Александр Константинович Гейнс – в иных источниках он Гейнц (1834-1893). В своем личном дневнике однажды отметил:
«30 августа. Целый день провели на месте, у реки Нуры, близ красивых ворот, образуемых горами Джаур на той стороне реки. Шел целый день дождь и дул порывистый юго-западный ветер. Погода была очень холодная.
31 августа. Позабыл сказать, что близ места, где стояла наша юрта, от реки Нуры проведен в этом году большой арык. Он проведен киргизом Кадыром, зимовка которого расположена в пяти верстах от места нашего расположения. Арык сделан пока на четыре версты, но еще не доведен до пашен, находящихся на зимовке».
Так проявилось имя казаха Кадыра, земледельца, чьи пашни наверняка сегодня скрыты окраинными строениями города металлургов. Открываю свою краеведческую папку с материалами о казахах, живших вблизи горы – красавицы Жауыр. Кадыр Матаев, а это и есть степной хлебороб, представлял род Елибай. Елибаевцы входили в состав Кареке-Алтаевской волости, которая в 1875 году переименована в Спасскую волость. Много лет Кадыр Матаев избирался бием от своих соплеменников. Славился как знаток своего края. Совсем не случайно 23 мая 1861 года уступил урочище Теректы-Адыр за сто рублей серебром купцу-горнопромышленнику Н.А. Ушакову. Здесь были обнаружены признаки каменного угля.
Кадыр Матаев воспитал пятерых сыновей. Это Ахмет, Алдаберген, Мухамеджан. Мустафа и Хамитжан. Обратим внимание на Мустафу Кадырова, дважды совершившего хадж в Мекку. Он отец известного писателя Габидена Мустафина (1902-1985), роман которого «Караганда», изданный впервые в 1952 году, был удостоен Государственной премии Казахской ССР имени Абая Кунанбаева. Имя общественного деятеля носит поселок Мустафин, в окрестностях которого прошли его детские годы.
На посту бия Кадыр Матаев скончался 29 января 1879 года. С 30 декабря 1880 года бием избран его сын Ахмет Кадыров. Ахмет Кадыров недолгое время как волостной управитель возглавлял Спасскую волость, но 13 марта 1887 года не стало и его. Волостным был утвержден Мустафа Татиев.
С 15 октября 1893 года бием аула № 5 стал другой сын Кадыра – Мухамеджан Кадыров. По данным переписи 1897 года, Мухамеджан Кадыров имел зимовку в урочище Жауртау. Возраст зимовки 100 лет. В ауле отмечено 9 хозяйств и 46 человек населения. Постройки: 10 землянок и 10 кухонь. Имели 100 лошадей, 74 рогатых, 6 верблюдов, 135 овец и 10 коз. Засевали 7,5 десятины и накашивали 2560 копен сена.
В ауле № 5 елибаевцы селились кучно по реке Нуре, в пределах видимости горы Жауыр. Ряд зимовок впоследствии попал под затопление. Называю имена владельцев кыстау: Шашай Модыбек (урочище Каргалы, 25 жителей, 14 лошадей, 1,5 десятины посева). Ермек Отемис (Кындыктобе, 42 жителя, 106 лошадей, 4,5 десятины). Маки Отемыс (Каражар, 36 жителей, 87 лошадей, 2,9 десятины). Бекжан Нарбота (Карамола, 31 житель, 34 лошади, 2,4 десятины). Иса Бекжом (Орта тогай, 52 жителя, 47 лошадей, 6,7 десятины). Темир Шаутен (Каражар, 26 жителей, 93 лошади, 4 десятины). Керим Торегельды (Жалпакоткель, 19 жителей, 40 лошадей, 3,2 десятины). Бактияр Кудайберген (Каратобе-Каражар, 10 жителей, 32 лошади, 2,2 десятины.). Иманбек Торегельды (Мыншукыр, 6 жителей, 9 лошадей, 3,3 десятины). Оспан Кудайберген (Каражар, 28 жителей, 79 лошадей. 6,7 десятины). Сарсембай Кенжегул (Мырзашокы, 59 жителей, 136 лошадей, 3,8 десятины). Абдильда Божик (Бауырколь, 42 жителя, 48 лошадей, 5,7 десятины). Турлыбек Татыгул (Жумак, 9 жителей, 67 лошадей, 1 десятина). Кудайгельды Наймантай (Кожыр, 58 жителей, 104 лошади, 10,7 десятины). Ниязбек Татыгул (Жангызтобе, 7 жителей, 80 лошадей, 1,1 десятины.). Оразбек Татыгул (Жангызтобе, 36 жителей, 95 лошадей, 2,2 десятины). Нурбек Оразбеков (Саркылмола, 25 жителей, 48 лошадей, 2,7 десятины).
12 декабря 1901 года Мухамеджан Кадыров снова избран бием аула № 5. В 1904 году от Спасской волости отделилась Карагандинская волость. Сюда переходят все аулы рода Елибай. В административном плане они включены в аул № 3, которым стали руководить братья Мухамеджан и Хамитжан Кадыровы. С 8 октября 1907 года биями стали Мухамеджан Кадыров и Абдильда Божуков. С 12 марта 1911 года биями назначены Мухамеджан и Хамитжан Кадыровы. С 31 января 1914 года биями стали Мухамеджан Кадыров и Абдильда Божуков.
На этом и завершаю маленькое путешествие в прошлое. Надеюсь, что выставленные сегодня имена представителей рода Елибай заинтересуют читателей. Наверняка должны откликнуться и родственники. Возможно, кто-то сообщит и дополнительные сведения об этих степных жителях вольной Сарыарки, которые, как мы видим, занимались и земледелием.
Александр Константинович Гейнс маршрут своего путешествия воспринял как этнограф. Уже в 1866 году появляются в «Военном сборнике» его живые, многоплановые «Киргизские очерки». Государственная карьера принесла ему чин генерал-лейтенанта, должность градоначальника ряда городов и постоянное стремление к публикациям. Трехтомник его литературных трудов, содержанием связанный с Казахстаном и Средней Азией, увидел свет в 1897 году. Портрет генерала-этнографа в свое время создан самим И. Е. Репиным и выставлен сегодня в Государственном музее изобразительных искусств Татарстана. Облик бия Кадыра Матаева, кажется, никто не запечатлел ни через зарисовку или фотосъемку. Зато время сберегло портреты и фотокарточки его внука Габидена Мустафина. Будем считать, что какая-то доля схожести лиц родственников вполне возможна.

Иван Неуймин и Хасен Мусин
Из города Полевского Свердловской области получил копию уникального документа революционных лет. Это «Протокол № 13 от 5 июня 1918 года экстренного заседания Совета рабочих депутатов Успенского медного рудника». Кроме членов Совдепа, присутствовали правительственный комиссар инженер Сокуров и председатель исполкома Спасского завода Неуймин Иван Архипович (1880-1938).
Неуймин сделал доклад о результатах своей поездки в Омск и Москву, прочитал постановление Совнаркома РСФСР о национализации английских предприятий Спасских медных руд и дал разъяснение о деятельности на местах продовольственной и квартирной комиссий, бюро труда.
Какие же ещё вопросы рассматривались на заседаниях Совдепа? Самые разнообразные, потому что другого органа власти не было. Дело Майкотова о прогуле решено передать в Совет народного хозяйства Спасских предприятий. Крепильщик рудника Сергей Сафонов заявил, что страдает ревматизмом, и просил вывести его на поверхность. Постановили: перевести на поверхностные работы до приезда доктора. А вот у чернорабочего Ильи Чехомова украли корову. Совдеп обязал рудничного милиционера, рабочих Сергея и Николая Сафоновых, а также С. Бектаева и А. Джумажанова «содействовать розыску».
Ещё один протокол собрания Совета депутатов Успенского рудника мне довелось видеть в Карагандинском областном архиве. Он датирован 1 мая 1918 года. Рассматривались два вопроса. Первый – о реквизиции у местных спекулянтов запасов пшеницы и муки. Второй был связан с устройством на руднике библиотеки и читального зала при ней. Для решения этих вопросов создали продовольственную и культурную комиссии.
Ну а когда все-таки начался процесс революционизации рабочих в Успенске? Такой датой следует считать 14 марта 1917 года, когда сюда пришла весть о победе Февральской революции. Начались собрания, митинги по созданию фабрично-заводских комитетов. Комитеты были созданы на Успенском руднике и Сарысуйской обогатительной фабрике где-то в начале апреля. Англичане писали в Лондон в отчёте за март 1917 года: «Положение среди рабочих серьёзное. Создание комитетов привело к трениям. Рабочие верят, что они будут собственниками предприятий. По нашему требованию уполномоченный нового правительства прибыл на предприятия для упорядочивания дел». В апреле волнения продолжились. На Успенском руднике рабочие прогнали техника и одного из горных штейгеров, на Сарысу отстранили бухгалтера. Прибывший из Англии новый управляющий Успенским рудником Гордон Смит отмечал, что «движение рабочих к социализации развивается устойчиво».
1918 год на руднике начался с эпидемии тифа, на смену которому пришла оспа. Жертвы эпидемий были не только в населённых пунктах Успенки и Сарысу, но и в степи, где люди гибли целыми аулами. Тем не менее рабочие продолжали борьбу за власть. 27 марта 1918 года центральный комитет Спасских предприятий принял решение о национализации заводов и рудников. С этого времени управление перешло в руки рабочих. Мне бы хотелось назвать имена некоторых рабочих, которые в этот период работали на Успенке. Это слесари Карл Репп, Александр и Константин Бауманы, Николай Сафонов, Скак Джангожин, машинист Федор Тестов, плотник Александр Жуковский, каменщик Яков Кукарекин, кочегары Бекмагамбег Чеголев, Токо Орыспаев, Омарбек Танасов. Работали также Смаил Байчагиров, Калык Смайлов, Коуз Сатпаев и «рабочие при лошадях Мукуй и Мулюк». За электроосвещение отвечал Терентий Сафонов. Постоянного врача на руднике не было. В больничном покое работали «сиделками» А. Овсянникова и Е. Локтионова. Должность учителя исполнял местный мулла.
Известно также, что на Сарысуйской обогатительной фабрике в состав Совдепа входили Пармен Джакели, Трофим Пономаренко, Тигран Прудов. На этой же фабрике трудился Александр Абрамович Дубовицкий (1899-1979), впоследствии известный казахстанский писатель и действительный член Географического общества СССР. С ним я встречался и расспрашивал про далекие времена в июле 1968 года в Целинограде. В своих воспоминаниях он указывает: «Навсегда запомнился мне день середины апреля 1918 года. Рабочих срочно собрали на площадь, зачитали телеграмму. В ней предлагалось избрать делегата для поездки в Москву. Сарысуйцы единогласно избрали каменщика Трофима Пономаренко. На Спасском заводе его ждал Иван Неуймин, также избранный делегатом... Председатель главного Спасского Совдепа Неуймин привез из Москвы постановление Совнаркома о национализации предприятий и чек на три миллиона рублей – помощь Советской власти новым хозяевам, пока они немного не окрепнут, не встанут твердо на ноги».


(Продолжение следует)

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Дорогами славы 22.06.2017

    Из Жезказгана по маршруту «Жезказган - Атырау - Волгоград» стартовала патриотическая экспедиция «Дорогами славы героев-казахстанцев».  Как рассказал директор историко-производственного музея им. К. Сатпаева Кенжал Балкенов, цель участников путешествия - посетить места боевой славы воинов-жезказганцев, участвовавших в Сталинградской битве, сыгравшей важную роль в истории Великой Отечественной войны. Она продолжалась шесть с половиной месяцев. Боевые действия развернулись на огромной территории с участием с обеих сторон более 2 млн человек, битва закончилась полным разгромом пяти армий фашистского блока. В этих сражениях участвовала почти треть всех казахстанских воинских формирований: четыре стрелковых и одна кавалерийская дивизии, одна стрелковая бригада. Численность казахстанцев - участников битвы под Сталинградом - составляет не менее 50 тыс. человек.

  • Историческая память 15.06.2017

    25 лет назад по решению главы Шахтинской городской администрации для обеспечения сохранности документов и архивов приватизируемых предприятий, учреждений и организаций был образован городской государственный архив. Вновь созданной организации требовались кадры, помещение, материальная база. Архив обосновался в здании СУ-18, и на 1 января 1993 года туда были приняты документы 13 организаций, или 1241 единица хранения.

  • Раритетный асык 15.06.2017

    В Жезказганском историко-археологическом музее состоялась акция «Оставь свое имя в истории», которая проводилась с целью пополнения фондов уникальными и редкими экспонатами.

  • Камни прошлого 15.06.2017

    Что ни говорите, а лучший пример стабильности любого предприятия – трудовые династии. 30 представителей семьи Майжоловых, чей общий трудовой стаж составляет 720 лет, более полувека трудятся на Казахстанской Магнитке. А недавно городской музей проследил непростой путь предков династии Майжоловых, которые сполна испытали трагедию политических репрессий.

  • Хранитель каркаралинского шанырака 08.06.2017

    В 1987 году достойно отмечалось 70-летие советского государства. Я несколько раз наведывался в Каркаралинск, и свои поездки начинал с визитов в местный музей. Здание привлекало особой выразительностью - сложенное из красного кирпича, крытое железом, украшенное различными архитектурными элементами, оно демонстрировало строительное мастерство местного рабочего класса.

  • Под грифом «секретно» 01.06.2017

    Около 350 тысяч незаконно репрессированных людей реабилитировано в Казахстане на сегодняшний момент. Эта цифра далеко не конечная - до сих пор ведутся активные работы по поиску архивов и восстановлению честных имен тех, кто погиб и безвинно пострадал от политической воли диктаторов.

  • Всенародная драма истории 30.05.2017

    5 апреля 1997 года Президент Казахстана Н. Назарбаев подписал Указ об установлении 31 мая Днем памяти жертв политических репрессий. Обнародование драматических событий, ранее скрываемых в отечественной истории, поразило воображение людей. Масштабы политических репрессий просто шокируют. За страшными цифрами стоит трагедия миллионов депортированных.

  • Прошлое для будущего 18.05.2017

    Каркаралинский филиал облгосархива создан в 1966 году. Его основателем и первым директором с 1966-го по 1979 год был Сыздык Рахимбеков, участник Великой Отечественной войны, кавалер ордена Красной Звезды. 
    Его на посту директора сменила Бактылы Тапен, проработавшая в филиале с 1979-го по 2006 год и много сделавшая для улучшения работы архивной службы Каркаралинского района.

"Астана ЭКСПО-2017"