17 сентября 2016 года 1504

Караганда и вокруг нее

Автор: Юрий Попов, краевед

СКАЧАТЬ СТРАНИЦУ ПОЛНОСТЬЮ С ИЛЛЮСТРАЦИЯМИ

«Глубокоуважаемый Юрий Григорьевич!

Беспокою Вас по следующему поводу. Разбирая фотофонды в личном архиве К.И. Сатпаева, встретила фото 1927 г. группы членов правления и первых работников треста «Атбасцветмет». Шлю Вам копию фото с просьбой помочь расшифровать должности, фамилии, имена и отчества этих лиц. В первом ряду второй слева - первый директор Карсакпайского комбината Ковалев (имя и отчество забыла). Остальные, кроме него, мне неизвестны. Если Вас заинтересует фотография, то оставьте её себе. Буду очень и очень Вам благодарна за возможно оказанную помощь, на что так надеюсь. Простите за беспокойство.
С наилучшими пожеланиями и уважением, Т. Сатпаева.
7 июля 1975 г.»

«Глубокоуважаемый Юрий Григорьевич!
Спасибо большое за Вашу готовность в установлении лиц на фотографии. Посылаю Вам еще один экземпляр для отправки П.М. Никитину и прошу Вас лично списаться с ним. Согласна с Вами по поводу А.И. Тиме. Я тоже думаю, что это он. Но предполагаемый И.С. Яговкин вызывает у меня большие сомнения. С ним я познакомилась в 1929 году, когда мы с К.И. переехали на постоянную работу и место жительства в Карсакпай.
В начале 30-х годов Ив. Степ. Яговкин ежегодно приезжал в Жезказган и Жезказгано-Улытауский район, где совместно с Карсакпайским стационаром работал и Геолком. Яговкин останавливался в Карсакпае проездом к месту работ обычно у нас дня на 2-3. В моей памяти (хотя это было 40 лет назад) Яговкин оставил впечатление человека с очень нерешительным характером. В случаях, когда требовалось его мнение, разводил руками и пожимал плечами. Он был как бы лысеющий блондин и без усов. Конечно, П.М. Никитин точно скажет, Яговкин ли это? Может быть, он узнает и других лиц? Еще раз спасибо за Вашу готовность помочь мне и за статью в газете. Ее я помещу в личный архив К.И.
С самыми наилучшими пожеланиями, уважающая Вас Т. Сатпаева.
27 июля 1975 г.»

«Глубокоуважаемый Юрий Григорьевич!
Отвечаю Вам всегда с большим опозданием. Из-за своего скверного здоровья и тяжелого алма-атинского климата редко нахожу светлые дни. Ваше последнее письмо с предложением написать о дружбе М.П. Русакова и К.И. Сатпаева вызвало у меня долгие размышления, о которых я хочу с Вами поделиться.
Вы, наверное, знаете, что Евней Арстанович Букетов пишет большое художественное произведение о К.И. Ему я передаю все свои записи и воспоминания о М.П. Русакове.
Он также просил меня подробно написать и о И. С. Яговкине. Самые близкие, дружеские и длительные отношения у К.И. были с Русаковым. Знакомство их произошло в 1921 г. Эта дружба длилась 42 года, до конца жизни Михаила Петровича. Эта дружба зиждилась на общей деловой почве исследований вновь открываемых в то время разнообразных месторождений полезных ископаемых в Центральном Казахстане и строительства крупнейших промышленных предприятий. Они оба были «одержимы» в своей геологической работе. Михаил Петрович был избран в число первого состава академиков АН КазССР.
Писать детально об их встречах и совместных работах я не могу, так как пишу для Букетова, а писать одно и то же для двух авторов считаю невозможным. Совместно К.И. и М.П. никогда не фотографировались. Желаю Вам всего доброго и успехов во всех делах.
Глубоко уважающая Вас Т. Сатпаева.
30 августа 1975 г.»

Горный инженер Бурмистров
Придавая исключительное значение темпам развития медно-
угольных районов Центрального Казахстана, Президиум ВСНХ СССР под председательством В.В. Куйбышева 28 ноября 1929 года утвердил Положение о государственном управлении по сооружению угольных предприятий республики, получившем сокращённое название «Казахстройуголь». Вновь созданному тресту поручались: «проходка и оборудование горных выработок в пределах месторождений каменного угля, а также производство подготовительных работ, необходимых для разработки этих месторождений…»
Карагандинцам хорошо известно имя первого управляющего трестом «Казахстройуголь» Корнея Осиповича Горбачева, назначенного на этот пост по рекомендации В.В. Куйбышева. В то же время ни в одном из опубликованных материалов по истории Караганды никогда не упоминалась фамилия ближайшего помощника К.О. Горбачёва – первого главного инженера треста «Казахстройуголь» С.А. Бурмистрова. В поисках каких-либо данных об этом человеке я обратился к Герою Социалистического Труда Ивану Васильевичу Парамонову (1893-1980) – известному шахтостроителю, знатоку прошлого Караганды и автору увлекательной книги о нашем городе. Вот его ответ: «Я знал Семёна Андреевича Бурмистрова по Центральному управлению горнопромышленных разведок, горнотопливному и геодезическому управлению. Он был тогда начальником отдела угля по Сибири и Уралу. Это был знающий и добросовестный инженер».
Техническому руководителю треста С.А. Бурмистрову (1883-1938) было суждено наметить план начальных мероприятий по развитию Карагандинского месторождения. 3 декабря 1929 года для увязки на месте плана геолого-разведочных, строительных и других работ он выезжает в Караганду. Одновременно с ним отправились в далёкий путь и посланцы Ленинградского бурового треста из геолого-разведочного управления. Вспомним имена первых разведчиков угольных горизонтов Караганды: начальник буровой партии горный инженер Вениамин Качконогов, старший мастер Григорий Балацкий и сменные мастера Кирилл Арнольд, Георгий Тимофеев, Юрий Надаров, Чернов и Москаленко.
В своё время мне приходилось беседовать с одним из первопроходцев, ныне уже покойным Кириллом Глебовичем Арнольдом. Он увлекательно рассказывал о разнообразных приключениях буровиков на многодневном маршруте Москва – Караганда зимой 1929 года. Сохранившийся отчёт С.А. Бурмистрова позволяет восстановить события далёких лет. Выехав налегке (ехали-то ведь в Казахстан!), путешественники были вынуждены в Петропавловске экипироваться по-зимнему – закупили тулупы, валенки, шапки и тёплые рукавицы. Случайной теплушкой добрались от Аккуля до Акмолинска по недавно сданной в эксплуатацию железной дороге. 17 декабря в 12 часов дня отсюда на санях выехали в Караганду, куда прибыли после ночёвок в сёлах Донецком и Самаркандском. Здесь москвич отметил: «В Самаркандском саманные дома, глинобитные полы, чрезвычайная заселенность. На полу площадью 6-7 кв. саженей укладывались на ночь вместе с возчиками хлеба по 13-15 человек. 10-12 простуженных глоток создавали по ночам и особенно утром невообразимейший кашлевый концерт».
Путешествие из Москвы до Караганды заняло 16 дней, из них, по подсчётам С.А. Бурмистрова, «чистое время на передвижение составило 12 суток 8 часов и 40 минут». 20 декабря 1929 года Семен Андреевич Бурмистров первым из отечественных горных инженеров-эксплуатационников перешагнул карагандинский угольный порог.
В Караганде главный инженер треста «Казахстройуголь» воспользовался помощью бывшего десятника копей Парфёнова, у которого имелся маркшейдерский план горных работ, и от которого он получил немало важных сведений и практических советов. Вместе они провели осмотр поверхностных построек всех шахт – «Карно», «Джимми», «Марианна» и «Герберт». Проникнуть под землю из-за разрушения стволов, затопления выработок водой и отсутствия вентиляции не удалось.
В конторе копи обнаружилась материальная книга с перечнем находящегося здесь оборудования. Все машины и механизмы уместились в десять строк на пожелтевшем листе бумаги. Караганда имела в своём техническом багаже четыре паровых котла Бабкок-Вилькокса, динамо-компрессор, вентилятор «Сирокко», электромотор, две подъёмные машины, семь шкивов, пять километров рельсов, 800 метров тягового каната и 250 метров водопроводных труб.
По инвентарной описи на балансе копи находились также 11 кирпичных, каменных и саманных домов. Годными для жилья из них были только четыре, у остальных отсутствовали крыши, окна, печи, пол. Весь жилой фонд этих строений составлял 1795,4 квадратных метра.
Жилищная проблема была первоочередной и требовала немедленного разрешения. С.А. Бурмистров нашёл выход из создавшегося положения после посещения районного исполнительного комитета, где договорился об аренде домов для рабочих в Михайловке и Тихоновке. Перед Новым годом он покинул Караганду.
С.А. Бурмистров много думал над тем, как быстрее и лучше в отдалённой казахской степи без железнодорожной ещё связи, при отсутствии технического оборудования, строительных материалов и квалифицированных рабочих заложить основы каменноугольного рудника.
Отчёт главного инженера «Казахстройугля» о поездке в Караганду и сделанное им совместно с К.О. Горбачёвым предложение по производству разведочных, горных и других работ на 1930 год явились по существу первым наброском проектного хода развития угольного месторождения.
Для геолого-разведочных работ был выбран участок в районе старых разработок. Две разведочные линии, расположенные к западу и востоку от шахты «Герберт», захватывали земельный надел площадью 6,75 квадратного километра. Они начинались от выхода на поверхность пласта «Новый» и тянулись в сторону посёлка Тихоновка, где были известны обнажения пласта «Аккудукский». Для обследования пластов «Четырёхфутовый», «Шестифутовый» и «Верхняя Марианна» на глубину следовало пробурить четыре скважины общим объемом 744 погонных метра.
По замыслам руководителей «Казахстройугля», необходимо было летом 1930 года пройти также пять разведочных наклонных шахт протяжённостью по 200 метров каждая. Шахты намечалось заложить по пластам «Верхняя Марианна» и «Нижняя Марианна», «Новый», «Аккудукский» и на безымянном пласте у межи крестьянских земель посёлков Михайловка и Новоузенка.
Предполагалось также осуществить ремонт зданий, строительство кирпичного завода мощностью 3 млн штук кирпича в год и устройство карьера по добыче песчаника. Большое внимание уделялось вопросам гидрогеологического изучения окрестностей Караганды с выявлением трассы водовода.
По подсчетам С.А. Бурмистрова, в 1930 году Караганде требовалось 600 рабочих и 1650 тыс. рублей. Осуществление задуманного вменялось в обязанности создаваемому в Караганде подразделению треста «Казахстройуголь» – управлению «Карагандинский стройрудник». 15 января 1930 года научно-технический совет каменноугольной промышленности заслушал отчёт С.А. Бурмистрова о поездке в Караганду и рекомендации по развитию угольной базы на 1930 год. Предложения были одобрены.
В феврале 1931 года комиссия Госплана в Москве заслушала сообщение С.А. Бурмистрова о ходе шахтного строительства в Караганде и перспективах добычи угля на следующую пятилетку. С.А. Бурмистров доложил, что в бассейне влево и вправо по простиранию от английской шахты «Герберт» заложены четыре наклонные шахты с протяженностью стволов 200 метров каждый. Намечены места заложения еще двенадцати наклонных шахт, для чего необходимы 14 миллионов рублей. Средства были выделены, но сам С.А. Бурмистров вскоре был отозван в центр. Вернувшись в Москву, он трудился в техническом отделе объединения «Главуголь» НКТП. 15 января 1938 г. был арестован (за участие в «террористической организации») и 19 марта этого же года расстрелян.

Окружение Карибоза Шектыбаева
Караганда остается хранительницей интереснейших краеведческих загадок. И расшифровка событий – это прежде всего прикосновение к именам первостроителей. Воспользуюсь заметкой «Первый эшелон угля с Караганды», взятой из «Правды» за 2 февраля 1931 года:
«Рабочие Казжелдорстроя 29 января 1931 года достигли укладкой Караганды. Горняки Караганды и рабочие укладки добыли 1000 тонн угля в качестве подарка. Рабочие Караганды и Казжелдорстроя посылают от себя бригаду, сопровождающую эшелон угля в адрес Москва, ленинскому руководителю строительства социализма – ЦК ВКП(б)». Одновременно газета «За индустриализацию» сообщает: «29 января закончена укладка железнодорожного пути от Акмолинска до Караганды. Рабочие Казжелдорстроя выполнили долг перед страной – открыли выход карагандинского угля на Урал. Рабочие Казжелдорстроя и горняки Караганды шлют свой первый подарок – эшелон угля в Москву, руководителю строительства коммунизма т. Сталину и эшелон угля – промышленному Уралу. Рабочие заверяют партию и правительство Союза, что они и впредь будут драться за большевистские темпы индустриализации страны. Райком Баужанов, линейный отдел Казилин, управделами Руте».
За скромными рапортичками не видны суровые будни новостройки с повальными болезнями, холодными вагончиками-теплушками, текучестью кадров и цепкими органами ОГПУ. К тому же в Москве 30 января открывалась Первая Всесоюзная конференция работников промышленности.
Информационные потоки страны переполнены терминами Казжелдорстрой, Магнитка и Караганда. Уголь Казахстана ждали металлурги Урала. По трассе железной дороги Петропавловск – Акмолинск – Караганда оперативно действовали сквозные корреспондентские посты. Они представляли газеты «Правда», «За индустриализацию», «Советская Степь», «Новая Степь» и «В поход за уголь». Укладчики пути стремились к финишу в Караганде. Никакие бураны не снижали темпов укладки пути. Укладочный городок в Нуринске ежедневно отправлял на трассу сотни людей. Балласт и грунт транспортировали 60 подвод. 15 кузнецов осуществляли ревизию поставляемых рельсов, снятых с других объектов. За первопроходцами уже был готовый путь, на котором скопились сотни вагонов с материалами для Караганды.
Победа пришла 30 января 1931 года, когда был забит последний костыль. 31 января в 3 часа дня состоялся торжественный митинг путейцев и шахтеров. Как полагается, был зачитан рапорт ИТР и служащих Казжелдорстроя в адрес ЦК ВКП(б). Райком горнорабочих вручил райкому железнодорожников свое Красное знамя. Открыл и провел митинг секретарь партийного комитета при тресте «Караганда» Карибоз Шектыбаев (1897-1938). Среди выступавших – люди с яркими, непростыми биографиями. Первым стал Альжаппар Абишев (1907-2003), в будущем народный писатель Казахской ССР, кавалер ордена Октябрьской революции, а тогда шахтер шахты № 1. Затем слово предоставили «старому большевику и политкаторжанину» И.И. Шалину (1885-1938), трудовая деятельность которого в Караганде еще не раскрыта. Другая загадочная личность – помощник управляющего трестом, бывший «пленник Ленских приисков, прошедший суровую школу колониального рабства», Жакашев (Жанашев, Джанкашев). Лука Фалькевич представлял ветеранов Караганды. До революции он – машинист паровоза на узкоколейке Караганда – Спасский завод. От газетных репортеров слово взял Михаил Алтайский, представитель «Советской Степи», предшественницы «Казахстанской правды». За псевдонимом скрыто имя известного казахстанского писателя М.Ф. Иванусьева (1903-1937). Автор книг, связанных с Карагандой: «Наступление гигантов», «Северо-Восток» и «Что вы знаете о Казмедьстрое и Карагандабассе», изданных в 1930 и 1931 годах.
Обратим внимание на странное обстоятельство. На митинге не выступали инженеры. Промолчали фигуранты «Шахтинского дела» ссыльные консультанты Н.Н. Березовский и П.Э. Калнин. На трибуне отсутствовали заведующие шахтами Тиц, Таловский, Ж. Султанбеков. Нельзя не отметить, что Ж. Султанбеков по образованию педагог, но ранее работал в кооперации и был замечен в контактах с «зиновьевцами». Выступавшие говорили о Караганде как о городе «черного золота», способном стать в один ряд с гигантами социалистической индустрии. Музыкой звучали слова мечтателей о шахтах-гигантах, многоэтажных домах, автомобилях и трамваях. В духе тогдашнего господствующего дискурса неоднократно упоминалось имя «верного ленинца и творца всех побед». Ораторы предлагали немедленно назвать лучшую шахту с лучшим углем именем вождя и приглашали его в свой трудовой отряд. Райком горнорабочих постановил: принять товарища Сталина в члены союза горняков, выдать ему спецодежду и обушок. Считать его почетным горняком шахты его имени. После митинга шахтеры вышли на субботник. Первого февраля 1931 года подошел первый состав из 30 вагонов. Их загрузили углем, который подвозили из разных шахт на лошадях и носилками заносили в вагоны. С угольным эшелоном в теплушке отбыла и делегация с рапортом и обращением к ЦК ВКП(б). Но первый эшелон был чисто агитационным. Следующие поезда приходили раз в неделю из-за высокой аварийности. «Треугольник» Караганды в лице Потанина, Сорокиной и Шектыбаева предъявил счет строителям Казжелдорстроя. Не прибыли 633 вагона с грузом, из-за чего не заложены шахты № 7 и № 12, приостановлены работы на шахте № 5. Где-то потеряны 410 вагонов с лесом, который до распутицы необходимо рассредоточить по всем шахтам. Дорога должна быть в постоянной боевой готовности!
Управляющий трестом К.О. Горбачев все время в разъездах. Его авторитет поддерживает силы новостройки. Горбачев сражается за добычу угля и быт шахтеров. В марте 1931 года телеграфирует:
«Крайкому, Совнаркому, Наркомснабу, Горносозу, редакции «Советской Степи»
Запас продовольствия 20 дней. В марте, апреле будет распутица и невозможность подвоза. На молочной ферме нет наряда коров. Посевная пригородного хозяйства срывается из-за отсутствия семян, тяговой силы. Настаиваем на снабжении Караганды централизованным порядком по нормам угольных рабочих Донбасса и командировании руководящих кооперативных работников.
К.О. Горбачев».
«Треугольник» и корреспонденты поднимают вопрос о статусе Караганды. И 20 марта 1931 года постановлением КазЦИК в Караганде образован поселковый совет. Председателем поссовета назначен Карибоз Шектыбаев, уроженец Шетского района, 1897 года рождения. 8 апреля 1937 года он написал в своей автобиографии: «Мой отец до 1903 года был пастухом у баев, по бедности переехал на Спасский завод и работал на заводе чернорабочим до 1913 года. В тот год и умер. Когда я достиг 11-летнего возраста, стал учиться грамоте у казахского муллы, но ввиду отсутствия средств существования в 13-летнем возрасте в 1910 году поступил на завод, где проработал на разных работах до 1918 года. В 1918 году Спасский завод, принадлежащий английским концессионерам, сначала стал на консервацию, а через год закончил свое существование. И я остался без работы. В июне или июле 1919 года я поступил рассыльным в колчаковскую заводскую милицию, где проработал три месяца, до октября 1919 года. После прихода Советской власти я работал на различных советских работах (политруком, по продразверстке), в милиции, секретарем аулсовета и т. д.»
Имел опыт организационной работы в Карагандинском волисполкоме с 1923-го по 1924 год. Тогда центр Карагандинского района находился вблизи Спасского завода в поселке Кокузек. В его состав входили 10 административных аулов, 528 аулов-кстау с казахским населением и 4 поселка европейцев. Общее население района 25 270 человек. На его территории паслись 31 270 лошадей, 50 639 рогатых, 70 905 овец, 31 191 коза и 1956 верблюдов. До этого Карибоз Шектыбаев занимался организацией союза «Кошчи» в Акмолинской губернии, избирался кандидатом в члены губернского комитета ВКП(б) и членом президиума губисполкома.
Теперь на плечи Карибоза Шектыбаева легли совсем иные задачи. Он сразу занялся подбором делегации рабочих на Первый Всеукраинский съезд рабочих горной промышленности. Были подготовлены рапорт и обращение о помощи к шахтерам Донбасса. Затем пришло время издательских забот. Караганда не имела своего печатного издания. Многотиражка «В поход за уголь» с 21 января 1931 года выходила в Акмолинске. И только 11 сентября 1931 года вышел первый номер «Большевистской кочегарки», а 4 октября 1931 года - день рождения газеты «Караганды пролетариаты».
В летний период Караганду проверяла комиссия ВЦИК и ЦИК во главе с Л.С. Островским (1895-1938). Карагандинский поссовет находился в стадии организации. Занимал саманный домик в Большой Михайловке. Кроме Старого города отдельные жилые улицы появились и около шахт. Поражала разбросанность поселка. Антисанитария, бездорожье. На все шахты одна столовая. Отсутствовали шахтные бани. Под землей и на поверхности ручной труд. Соцсоревнование не практиковалось. Не было школы, детского сада, красного уголка, предприятий торговой кооперации. Комиссия отбыла в Москву с выводами и предложениями, а поссовет опять остался один на один с прибывающими потоками людей. И еще предстояло принять 15 тысяч семей спецпереселенцев. Правда, за размещение последних отвечали органы ОГПУ. Сохранился протокол Карагандинского поселкового совета за 24 июня 1931 года. Присутствовали: Шектыбаев – от поселкового совета, Гурков Л.А. – от управления спецпереселенцами, Разбегаев и Найда - от землеустроительной партии. Определили места расположения спецпоселков. Поселок № 1 Новая Тихоновка на тысячу домов заложить между Старой Тихоновкой и Новоузенкой. Поселку № 2 Компанейский тоже на тысячу домов выделить место в одном километре от железной дороги. Поселок № 3 Майкудукский на 500 домов запроектировать к северу от аула Майкудук, а поселок № 4 Пришахтинский на триста домов разбить в трех километрах к востоку от Старого города.
Одной из важных проблем, которой занимался Карагандинский поссовет, стала перепись населения. Ее провели в канун прибытия спецпереселенцев с 28 июля по 15 августа 1931 года. Карибозу Шектыбаеву выпали заботы о формировании структуры поссовета. Появились отделы народного образования, здравоохранения, финансовый и другие. Сотрудники поссовета стали писать в газеты «Большевистская кочегарка» и «Караганды пролетариаты». Из Каркаралинска приехал учитель Бекметев и нашел единомышленников по созданию политехнического музея в Караганде. Начались переговоры по строительству здания звукового кино, двух мощных фабрик-кухонь. 10 марта 1932 года образована Карагандинская область с центром в Петропавловске. Карагандинский поссовет в документах именуется горсоветом. Карибоза Шектыбаева переводят в Атбасарский РИК. Его прежняя должность переходит к Тажибаеву. В комиссиях горсовета: будущий писатель Габиден Мустафин (1902-1985), Нефедов, Шустер, Асаинов, Алибаев, Зародов, Мазитов, Ибраев, Тантиев, Новиков, Кобзев. Называю по наитию лиц, которые могли участвовать в празднике первого паровоза.
Имя Карибоза Шектыбаева долгое время находилось в какой-то загадочной и спорной неопределенности из-за статуса первого мэра города Караганды. Как сообщил мне правнук Ануар Карбузов, в сентябре 2014 года в Караганде появилась улица в честь его славного предка.
Надо отметить, что поверхностный комплекс шахты имени Сталина был сфотографирован, появился в ряде газет. Шахты, ранее имевшие только номера, стали получать названия. Зазвучали новые словосочетания: шахта имени 8 Марта, имени М. Горького, имени «Казахстанской правды», имени Костенко, имени Мирзояна, имени Кирова, имени Калинина и другие, уже во многом позабытые.

Звезда Мартбека Мамраева
В Химико-металлургическом институте АН Казахской ССР я стал работать в славные времена директора Евнея Арыстановича Букетова (1925-1983) и его хозяйственного заместителя Мартбека Мамраевича Мамраева (1908-1989). Оба руководителя по-своему общались с сотрудниками. Евней Арыстанович не ограничивал свои беседы чисто научными проблемами. Разговор мог уйти в сторону литературных и исторических процессов. Мартбек Мамраевич тяготел к родословию, деталям шежире, особенно среди своих земляков-каркаралинцев. Проинспектировал он и мое происхождение.
- Значит, родился в Копай-городе. И я там жил. В третьей школе я всех учителей знал. Перед школьниками выступал. В Политехническом работает Алексей Николаевич Лебедев. На одной улице живем…
Потом последовал вопрос, из-за которого я, наверное, и стал фигурантом беседы.
- Екатерина Григорьевна Попова тебе кто?
- Сестра.
- Передавай от меня привет, вместе воевали.
Через 3 дня Мартбек Мамраевич снова пригласил в свой кабинет.
- Назначаю тебя старшим. От нас едут 20 человек на сельхозработы в совхоз имени Фрунзе Каркаралинского района. Директору совхоза Хакиму Апсалямову я записку написал, так что поддержка будет.
Хаким Апсалямов оказался 35-летним энергичным руководителем. Послание Мартбека Мамраевича прочитал тут же.
- Поедете на зимовку Молдахан. К бригадиру Рахмашу Садвокасову…
Оперативно нашли и Рахмаша. Тот приехал нас встречать на мотоцикле. Апсалямов показал записку Мамраева.
- Надо разместить. Получишь новые постели. И мясо каждый день. Иначе перед Мамраевым стыдно будет…
Когда я увлекся каркаралинскими ценностями в части природы и истории, то забегал с вопросами к Мартбеку Мамраевичу. Он как уроженец аула Сарытау снабдил меня информацией про Мухаметали Толубаева, про пастухов Даурбека и Джаима, о которых писал в своем дневнике 1909 года писатель М.М. Пришвин. Рассказывал про братьев - Хасена и Магата Акаевых. Захватил и времена звонкоголосой Кояндинской ярмарки. Через Мамраева я познакомился с аксакалом Кабаем Курмановым, 1895 г.р., знатоком Егиндыбулакского района. Шахтерские и боевые годы он вспоминал за чаепитием в своем саду на улице Доскея. Заглядываю снова в свои записи.
Мартбек Мамраев из аула Сарытау приехал в Караганду, шел 1931 год. Вчерашний крестьянин стал шахтером на шахте 4/10. Мартбек-ага своих друзей по горняцкому делу забыть просто не мог.
- Богатырь Аязбаев был проходчиком, Досмагамбетов - крепильщиком, Алшагиров - вагонщиком, Ахмет Бралин - плитовым. Командовал нами старый горняк, работавший еще при англичанах, Шаит Асаинов. Я стал забойщиком в лаве, рубал уголь обушком. Здесь были свои сложности. Вначале подрубал низ пласта, затем делал боковой вруб, после чего ударами сверху обрушал пачку пласта. Не сразу постиг эти хитрости. Адамхаир Койтасбаев и Сакен Шоманов обучили меня горняцкому делу.
В 1932 году молодого шахтера направили в городское промышленное училище. Мамраев получил специальность электрослесаря. До 1938 года осваивал богатства шахты 8/9. Затем он – председатель шахтного комитета. С 1940 года – секретарь партийного бюро шахты 3-бис. В мае 1942 года Мамраева Кировским райвоенкоматом г. Караганды призвали в ряды Красной Армии.


(Продолжение следует)

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Что нас объединяет 21.10.2017

    Зачем в храмах нужны кассовые аппараты? Почему за лайки в соцсетях можно понести уголовное наказание? Что такое духовность? Эти и другие вопросы обсудили на форуме советов общественного согласия «Казахстан без экстремизма», проведенном в рамках празднования Дня духовного согласия. В форуме, который был организован КГУ «Қоғамдық келісім» совместно с управлением по делам религий Карагандинской области, приняли участие заместители акимов городов и районов, председатели и члены советов общественного согласия всех уровней, ученые, представители этнокультурных объединений.

  • Удобный латинский 21.10.2017

    Востребованность в языковых курсах остается популярной - в Карагандинском государственном университете им. Е.А. Букетова начали преподавать историю латинской графики в казахском языке, а за переход на новое начертание высказываются все больше жителей региона. Об этом пошла речь на брифинге в региональной Службе центральных коммуникаций.

  • Слышу вас, Сарытерек! 21.10.2017

    Особенность жителей села Сарытерек в том, что все они - нынешние и бывшие - вносят огромный вклад в развитие малой родины. Село Сарытерек, административный центр одноименного сельского округа, расположилось в 36 километрах от райцентра Актогай и насчитывает 1000 жителей. В состав сельского округа входят четыре населенных пункта, 40 зимовок и 54 крестьянских хозяйства. Городским жителям эта маленькая точка на карте может показаться глушью. Действительно, жизнь здесь течет совершенно по-другому - спокойно и размеренно. Но местные не видят ни намека на уныние и бесперспективность. И во многом благодаря самим жителям и выходцам из села. Например, своими силами они решили одну из насущных проблем, свойственную большинству отдаленных сельских округов, - отсутствие сотовой связи. Аким сельского округа Ерлан Бизаков смеется, говоря, что свой мобильник использует только как фотоаппарат. 

  • Дух Великой степи 21.10.2017

    Статья Главы государства Нурсултана Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» дала нам четкие ориентиры по изучению истории и восстановлению национального кода. В Казахстане приступили к реализации Государственной программы «Рухани жаңғыру», одно из направлений которой предполагает формирование общенационального патриотизма через возрождение интереса и уважение к традициям, истории и культуре своей земли. Ведь у народа, не знающего свою историю, нет будущего. А наша страна обладает богатой духовной историей, у нас есть святые места, которые носят общенациональный характер и должны быть известны каждому казахстанцу. По поручению Президента ученые уже приступили к разработке проекта «Сакральная география Казахстана». Несомненно, что особое место в нем займет Жезказган-Улытауский регион. 

  • Книга в дар 19.10.2017

    Акция «Подари библиотеке книгу на латинице» в областной универсальной научной библиотеке им. Н.В. Гоголя продолжает набирать обороты. Пока самый активный ее участник - карагандинец Ошакбай Суханберлин, член Союза журналистов Казахстана и совета ветеранов Октябрьского района г. Караганды.

  • Латиница на практике 19.10.2017

    Второй вариант алфавита казахского языка в латинском начертании обсуждается, а студенты Карагандинского государственного технического университета уже пробуют его на практике. Недавно здесь подвели итоги конкурса презентаций на латинице. Все участники конкурса - студенты КарГТУ разных курсов и специальностей. Форму презентации в вузе выбрали в угоду веку технологий и активного использования интернета. Обучение так или иначе ведется с использованием визуальных элементов, и презентация - один из наиболее подходящих видов предоставления информации. 

  • В каждый дом 19.10.2017

    В селе Нарманбет Актогайского района в торжественной обстановке сдали в эксплуатацию централизованный водопровод. Развитие села во многом зависит от такого элементарного блага цивилизации, как водоснабжение. Его отсутствие приводит к тому, что местное население целыми семьями покидает насиженные места, перебираясь в город в поисках лучшей жизни. Понимая это, государство реализует целый ряд ключевых программ, направленных на улучшение благосостояния народа. Обеспечение сельчан качественной питьевой водой является одним из приоритетных направлений. 

  • Распятый символ 17.10.2017

    Девушки в венках, мужчины в вышиванках и главный символ украинской культуры - рушник в бронзе - так отметили в Карагандинской греко-католической церкви Покрова Пресвятой Богородицы сразу несколько значимых для украинского народа дат. 
    -14 октября украинцы, как многие другие христиане, празднуют Покров Пресвятой Богородицы. Эта же дата является Днем вооруженных сил и Днем защитника Украины, - начал свое выступление Временный поверенный в делах Украины в РК Володимир Джиджора. - Также мы вспоминаем сегодня наших земляков, которые были высланы с территории Украины в 40-е годы.