10 сентября 2016 года 526

Как молоды мы были…

Автор: Наталия Солдатова, ветеран «Индустриальной Караганды», писатель

«Индустриалка» старше меня на одиннадцать лет. А когда в семидесятом году я пришла сюда работать, ей не было и сорока. Она была молода, умна, интересна, и ее очень любили читатели. Сейчас, когда у меня изданы в Москве около тридцати повестей и романов, когда я счастлива от мысли: все получилось так, как хотелось, я четко понимаю – старт состоялся там, в «Индустриальной Караганде».

И с огромной любовью и благодарностью вспоминаю я редактора Игоря Владимировича Казанцева. Казалось бы, ничего особенного, но планерки превращались у нас в интереснейшие беседы о главном, а разговоры с глазу на глаз – в попытку редактора дать журналисту импульс для хорошего начинания, помочь открыть в себе новые возможности. Казанцев требовал от нас знаний, владения информацией. Помню, начался сбор зерновых. Каждый должен был вникнуть в это событие мировой значимости – это подчеркивал редактор. Наверное, он был прав. Но вот ответить на его вопрос – что такое сбор урожая напрямую и в подбор, чем эти способы различаются, могли немногие. И мы учились. Иначе нельзя – такая была атмосфера.
Я работала в отделе культуры, несколько лет была его заведующей. Газета свела меня с замечательными карагандинскими артистами, учеными, врачами, поэтами, музыкантами, о которых я писала. Помню, тогда мне очень хотелось создать что-то необычное, попробовать себя в новом жанре. Я стала писать «Маленькие истории для взрослых» - о детях в каких-то замечательных ситуациях. Несколько этих рассказов напечатало издательство «Педагогика». А однажды мы с Колей Сюриным, нашим бессменным фотографом, придумали, как украсить газетные полосы, создавая красивые «окна» – удачный снимок и моя стихотворная подпись. Смотрелось замечательно. Главное – в других газетах такого не было.
Обстановка тепла, доверия, чувство востребованности – поверьте, это было прекрасно. Общались между собой попросту, дополняя друг друга. Заходишь в секретариат – а там два замечательных художника творят – Леонид Гаврилович Серженко и Володя Братковский. Есть чем полюбоваться, что послушать – оба прекрасно знали литературу, искусство. Работал в секретариате поэт Коля Кузнецов. Именно он придумал заголовок к моей первой зарисовке о женщине нелегкой судьбы – «Доля». Я с самого начала понимала, что такие уроки – на всю жизнь. Николай писал очень хорошие стихи, и когда с ним произошла трагедия - попал в больницу с ножевым ранением, требовалась кровь для прямого переливания, многие бросились на помощь. Идеально подошла лишь моя кровь. Жаль, она ему не помогла. Как-то быстро ушел от нас и Саша Черных, тоже работавший в секретариате. Он знал, что был смертельно болен. Но однажды мы выбежали из кабинетов на его крик – он, до этого еле ходивший, мчался вверх по лестнице к нам, на второй этаж, и кричал, что у него все хорошо, что врачи ошиблись и он будет жить! Оказалось, что действительно произошла какая-то путаница с анализами. Но – увы, первоначальный диагноз был верным.
Такие потери тяжело переживал и ответственный секретарь Евгений Терентьевич Сорокин. Казалось, что своей монументальной фигурой он старался сохранить от бед родной отдел. Его звали просто – Терентьич. Исключительный он был человек. Начитанный, глубоко порядочный, хорошо воспитанный. Он никогда не сказал никому грубого слова, никого не обидел. Писал на глобальные темы, глубоко анализируя факты. Его статьи всегда были весомыми. Я бы даже сказала – он был тяжеловесом. Прекрасный семьянин, он был тихо влюблен в певицу Людмилу Сенчину. Понимал и ценил юмор. Словом, умница, каких поискать. Любил играть в шахматы, особенно с Юрой Жуковым, художником из казахской газеты. Они были друзьями.
Казанцев очень любил спорт и призывал нас участвовать в журналистских спартакиадах. Мы с мужем, актером Петром Солдатовым, вместе участвовали в лыжных гонках. Однажды заняли первые места. Прихожу в редакцию, а там в коридоре висит длинный плакат: «Золотой дубль четы Солдатовых!» Было очень приятно.
А какие красавицы работали в редакции! Когда появлялась Алла Соболева, мужчины от нее глаз не могли оторвать. Мы все стремились подражать ее походке, жестам. Однажды она вплыла вся сиреневая, в мохеровом платье, о которых мы еще и не слышали, и напрочь парализовала работу редакции – все рассматривали это диво дивное. Самые модные наряды были у нее. И самые красивые глаза – тоже. А писала она не о цветочках-василечках, а в основном и более всего – о металлургическом производстве. Потрясающая женщина!
Очень поразил меня как-то Аркадий Львович Лейбман. Пригласил в свой кабинет, достал листы с машинописным текстом и стал мне читать свой роман о судьбе чеченцев. Я прослушала несколько глав. Никак не ожидала я от этого журналиста, целыми днями разгребавшего письма трудящихся, такой свежести языка и трепетного отношения к своим героям. Не знаю, удалось ли ему издать свой труд.
В те годы в редакции счастливо соединялись наши молодые порывы и опытный взгляд на жизнь. Наши действия, поступки, споры, разговоры, задачи, которые ставил Казанцев, - все это призывало не думать о мелком. Каждый журналист в силу своей профессии может и должен решать мировые проблемы. Из этого возникает удивительная вещь – научиться ставить перед собой высокую цель и идти к ней. Поверьте, когда человек определяется с целью своей жизни и идет к ней, не сворачивая, то обязательно добьется своего. Знаю это по себе. Я с детства была уверена, что стану писателем. В двенадцать лет сочиняла пьесы для кукольного театра, который сама и создала, и показывала спектакли своему маленькому братишке и его товарищам. Однако взяться за перо и написать свою первую книгу мне удалось довольно поздно, когда уже выросли дети и стали хоть немного самостоятельными внуки.
Но у меня сразу все получилось. Мне даже нечего сказать о каких-то борениях с издательствами – они нашли меня сами. Первым вышел роман «Сразить всех!». Говорящее название. Именно этого я и хотела. Затем, в «Эксмо» - «Загробная афера», «Дурочка из переулочка, или Английская королева», где часть действия происходит в Караганде, «Вкус золота», «Канкан пожилой дамы», «Танго в купе», «Коктейль из самозванцев». Только что вышел «Момент расплаты», а в майском номере журнала «Смена» опубликован «Выстрел из прошлого». Жду выхода еще одной работы, название которой – любимое словечко одного из журналистов «Индустриалки»: пока не произношу вслух, боюсь, уведут. Я иногда заимствую перлы карагандинских коллег.
Помню, Коля Сюрин прибежал ко мне в отдел с возгласом: «Эх, какого Цицерона редактор сейчас выпустил! Ты бы слышала!». Взяла это в роман «Сон в руку». Кстати, по нему выпущена аудиокнига, можно набрать ее в Яндексе и послушать. Описаны у меня в повести «Я падаю…» и Неля Подвицкая, секретарь нашего отделения Союза журналистов – она была так похожа на Алису Фрейндлих, и Александра Степановна Соколова, наш библиотекарь. Эти женщины всегда и всех старались примирить, погасить любой конфликт.
Много лет я была председателем профсоюзного комитета, все были обеспечены квартирами, телефонами и всяческим дефицитом, а дети наши по льготным путевкам, а порой и бесплатно объездили полстраны.
Главным моим хранителем, наставником, другом всегда был мой муж. 52 года мы вместе. Он – мой философ, конструктор неожиданных сюжетных поворотов, рецензент и ценитель моего стиля, образности, музыкальности моих предложений. Он научил меня слышать музыку слов. Муж много работал в кино – играл гоголевского капитана Копейкина у Лунгина, снялся в его же «Бедных родственниках» и в ряде других кинолент, его фильмография есть в интернете. С 1968 года в карагандинском театре идет его сказка «Мишкина дача». В России вышли его поэмы, стихи, рассказы и книжка для детей «Поговорить с ручейком». Он много лет пел на Арбате свои песни под гитару в оригинальном костюме, получив прозвище «Человек-значок».
Сейчас много говорят о цензуре в прошлом. А у меня есть стойкое убеждение, что никакой страшной цензуры у нас и не было. Зато когда в вологодской областной газете я попыталась высказать критические слова в адрес райкома партии, находящегося в отделанном мрамором здании по соседству с разваливающимся деревянным профтехучилищем, меня тут же одернули и этот текст из статьи выкинули. Я была в шоке. И мы, несколько человек, испытавших нечто подобное, создали свою газету.
Прошло много лет, и с годами я поняла, что доверие, взаимная поддержка, выкованная в коллективе, никуда не делись. В девяностые годы именно Казанцев и Василий Ефимович Скоробогатов, редактор газеты еще в шестидесятых, помогли мне наладить собственный небольшой бизнес. И не просто словами, а реальными делами. А в Питере Алла Соболева оказала поддержку моему сыну-студенту.
Я не люблю возвращаться в прошлое. Это отнимает силы, время и не дает двигаться вперед. Но вот сегодня сделала исключение. Это потому, что четверть века я прожила в Казахстане. Казахская земля дала мне силы. Я увидела степь, и еще более близка мне стала красота мироздания. Я летала над морем тюльпанов. А какой там был воздух! В своей прозе я не раз описывала те свои чувства. Они живы во мне и сейчас!

с. Кокошкино, Костромская обл.

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Наследие Бухар жырау 23.11.2017

    В следующем году в Карагандинской области планируется масштабное событие - празднование юбилея казахского акына, жырау и советника хана Абылая Бухар жырау Калкаманулы. В этой связи аким Бухаржырауского района Шагурашид Мамалинов провел первое заседание оргкомитета.

  • Сохраненный опыт 23.11.2017

    Вопрос перехода казахского языка на латинскую графику остро обозначен Главой государства в программной статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Проблема перехода казахского языка на латиницу вызвала большой резонанс в казахстанском обществе и стала самой обсуждаемой темой.

  • Мы вспоминаем 23.11.2017

    В этом году исполняется 100 лет со дня рождения известного писателя, драматурга, публициста Капана Сатыбалдина. В рамках празднования юбилея в областной универсальной научной библиотеке имени Н. Гоголя состоялась встреча с представителями творческой интеллигенции Караганды.

  • Кояндинская-Ботовская ярмарка 23.11.2017

    Я родился в ауле Кызылтуского (ранее Уалихановского) района Кокшетауской, а ныне Акмолинской области, но значительная часть моей жизни связана с Карагандой, где я познакомился с правнуком Варнавы Ботова Константином Ботовым. Такая дружба позволила больше узнать о знаменитой Кояндинской ярмарке и о нем самом.

  • Актуальное красноречие 21.11.2017

    Как правильно использовать нетленное наследие Казыбек би? И передался ли его бесценный дар ораторского мастерства потомкам? В Доме дружбы Караганды в рамках программы «Рухани жаңғыру» впервые в регионе состоялся республиканский конкурс ораторского искусства «Даналар сөзі – ақылдың көзі», приуроченный к 350-летию Каздауысты Казыбек би.

  • Осакаровские первоисточники 16.11.2017

    Районный центр посёлок Осакаровка перешагнул своё 107-летие. Об этом свидетельствуют документы Российской национальной публичной библиотеки (г. Санкт-Петербург). Здесь хранятся полные комплекты издаваемой до революции в Омске газеты «Акмолинские областные ведомости», где читаем:

    Журнальным постановлением общего присутствия Акмолинского областного правления от 11 августа 1910 года и утвержденного генерал-губернатором 19 августа 1910 года приказом №5974 определено: ввести сельское общественное управление на участке Четке-Булак, присоединив последнее в административном отношении к составу Вишневской волости и наименовав его селением Осокаровка.

  • О новом алфавите - подробно 14.11.2017

    Обсуждение латинского алфавита в нашей области продолжается: встречи проходят не только в областном центре, но и в городах-спутниках Караганды. На днях они состоялись в Темиртау и Шахтинске.

  • Далекие бии Кувской волости: 1872 – 1916 годы 14.11.2017

    Всегда существует надежды маленькая нить, что давние встречи, как и звезды небесных книг, не должны погаснуть даже на самом простом краеведческом небосклоне. Обращаюсь сегодня к теме коллективизации степных хозяйств Сарыарки тридцатых годов. Колхозная проблема уже с самого начала оказалась драматичной. Лишившись скота и имущества, потеряв близких, бывшие состоятельные люди в чине бедноты устремились в невозвратную даль - на стройки Караганды, Балхаша, Семизбугы. Так ликвидированный класс баев и биев вместе с коммунистами принял на свои плечи тяжелую ношу индустриализации.